четверг, 6 января 2011 г.

Вдохни аромат орхидеи

"Видом орхидей следует наслаждаться так, как наслаждаются, целуя женщину или слушая стихи", -- сказал о любимых цветах чешский садовод Ян Сатрап. Да разве только цветоводы?! Поэты посвящали им стихи, художники изображали на своих полотнах, ботаники давали имена нимф, богинь и красавиц.
Изображения удивительных цветов можно увидеть на старинном китайском фарфоре, в орнаментах восточных ковров, на почтовых марках. Жители Гватемалы выбрали национальным цветком ликасту Скиннера, которую называют "белой монахиней" -- за белизну изящных лепестков. Цветок -- символ Коста-Рики и Венесуэлы -- каттлея Скиннера, "королева орхидей". А перистерия высокая, похожая на белоснежного голубя, -- национальный цветок Панамы.

За дальними морями растет цветочек алый
Два с половиной тысячелетия назад Конфуций писал, что в Китае выращивают орхидеи, чтобы украшать пиршественные залы. До Европы увлечение орхидеями добралось гораздо позже. Только в конце XV века испанские мореплаватели начали привозить из дальних краев цветы, поразившие европейцев изяществом и благородством. Правда, землепроходцы тех лет больше интересовались золотом, чем цветочками. Поиском новых видов экзотических растений занялись лет 270 назад. Когда в Европе начался орхидейный бум.
Сотни искателей приключений и денег устремились в неприступные чащи Центральной и Южной Америки, в индийские и африканские джунгли. Немало охотников за орхидеями погибло от ядовитых змей, индейских стрел и тропической лихорадки. Но те, кому повезло вернуться, получали за несколько корешков сотни тысяч долларов.
Приручение дикой красавицы
Вырванные из родных мест, растения гибли в пути или медленно умирали в теплицах.
Первой зацветшей в Европе орхидеей стала скромная Bletia verecunda. В 1739 году ванильное дерево (Vanilla planifolia) сумело прижиться на почве Туманного Альбиона. Потом зацвели китайские цимбидиумы.
Ухаживать за капризницами никто не умел. Садоводы полагали: тропическим растениям необходимы тепло и влага. И помещали их в теплые печи, кирпичи которых постоянно смачивались водой. Цветы гибли, но желание их выращивать не угасало.
Даже члены английской королевской семьи не устояли. В 1759 году принцесса Августа основала Королевские ботанические сады в Кью. Первыми растениями скромных оранжерей (всего 9 акров) стали 15 орхидей из Вест-Индии. Но коллекция быстро росла. И сегодня в Кью растут, цветут и пахнут около 15 000 орхидей. Некоторые растения достигают 100-летнего возраста.
И целой жизни мало
Орхидеи удивительно разнообразны. Самая маленькая -- бульбофиллум с острова Борнео -- выглядит как крохотные зеленые шарики, а самая крупная -- яванский грамматофиллум -- образует кусты высотой до 3 метров.
Размеры цветков колеблются от 1 мм до 18 см в диаметре. У большинства орхидей цветки собраны в соцветия -- простые или ветвистые кисти. От 2 цветков до 300!
По уверениям натуралиста Александра Гумбольдта, "целой жизни художника не хватит на то, чтобы зарисовать все эти роскошные орхидеи".
Их красочная гамма просто неисчерпаема. Окраска лепестков варьируется от белого до розового, красного, оранжевого, коричневого и даже черно-пурпурного. Встречаются цветки, словно высеченные из мрамора или отлитые из воска, шелковистые, искрящиеся, хрустальные... Все виды совершенно не похожи друг на друга. Да что там виды! Среди цветков на одной ветке невозможно найти два совершенно одинаковых!
К тому же некоторые природа наградила еще и долгой жизнью: они могут цвести 90 дней, оставаясь такими же свежими. Красоте не уступают изысканность и богатство ароматов. Есть орхидеи с запахами "цветочными", "съедобными", ванильными или экзотичными, ни на что не похожими...
Орхидеи могут виться как виноградная лоза, расти в виде кустарника, просто среди травы. В тропических лесах, альпийских лугах, в болотистых речных поймах.
Но настоящее царство их -- в горных лесах, на высоте до 2500 метров над уровнем моря. Горы здесь окутаны облаками, воздух насыщен влагой. Орхидеи живут на стволах и ветвях деревьев -- используют их как опору. Своими толстенькими корнями они впитывают воду прямо из воздуха, а питаются пылью, которая на них оседает.
Северянки скромны и ароматны
Переболев страстью к изнеженным чужестранкам, орхидисты оглянулись окрест себя и увидели... что орхидные встречаются повсюду. Даже в тундре. В нашей стране насчитывается 120 неприхотливых родственниц тропических капризниц.
Конечно, северянки скромны и неброски. Но это только на первый взгляд. Например, любка двулистная. Два крупных листа, как ладони, бережно держат зеленовато-белый стебелек, на конце которого порхают изящные снежинки.
Еще в российских лесах растет ятрышник пятнистый. Говорят, когда-то кукушку сильно обидели, и горючие ее слезы оставили на листьях красновато-ржавые пятна. Вот и зовут это растение кукушкиными слезками. Его розовато-сиреневые или ярко-малиновые цветы исчерчены темными стрелками, как бы указывающими насекомому путь к нектару.
Широко известен и венерин башмачок с волнистыми темно-пурпурными лепестками. Губа у башмачка вздута и похожа на переднюю часть атласной туфельки. В народе, которому нет дела до античных богинь, эту орхидею называют "марьин башмачок", "богородицыны сапожки". Любопытно, что в Америке ее называют "мокасинами", а в Англии -- "дамскими туфельками".
Холодостойкая орхидея -- калипсо луковичная -- с изящными сиренево-розовыми лепестками и белой губой встречается даже в лесотундре. Очень причудлива обитательница крымских гор -- комперия. Выглядит очень эффектно: и высока, и красива. А ее губа рассечена на длинные нитевидные доли.
Все для продления рода
Это буйство красок, упоительный аромат и причудливые формы природа придумала для соблазнения насекомых. Так орхидеи призывают всех, кто может помочь опылению, -- пчел, ос, бабочек, птичек колибри, лягушек. Уникальный механизм привлечения опылителей придумала крымская орхидея офрис. Губа ее цветка выглядит так, будто на нем сидит пчелка. С пушистым брюшком, крылышками, бархатистыми усиками. Этой приманкой растение привлекает живых пчел и ос.
Между тем размножение для орхидей -- задача непростая. Каждый цветок дает до 10 000 мелких, как пыль, семян. Но прорасти и выжить они могут, только попав в определенные условия, например на некоторые виды грибов, обитающих в почве.
Поэтому в природе уникальные растения продолжают исчезать. У нас, в России, 39 видов внесены в Красную книгу. Ведь даже у простенькой любки от созревания семян до появления цветов проходит 6-7 лет! А венерин башмачок зацветает только на восемнадцатом году!
Не называй ее порочной
Приспособления орхидей для успешного опыления некоторые авторы называют "цветковой дипломатией", "сообразительностью" и даже "безнравственностью".
Михаил Пришвин, приняв позу строгого моралиста, умудрился осудить любку двулистную за смелость пахнуть привлекательно: "На мое чутье, у нашей ночной красавицы порочный запах, особенно под конец, когда исчезнут все признаки весны и начнется лето".
Но что же порочного в растении, которое жаждет продлить свою жизнь в детях, закрепиться не только в настоящем, но и в будущем? Разве у человечества иная цель?
А польза где?
Средневековые травники были уверены, что форма растений предопределяет область их воздействия. Раз луковицы орхидей похожи на яички, значит, они имеют возбуждающую силу. Растертые в порошок клубни употребляли как привораживающий напиток. Кстати, по одной из версий, название семейству -- Orchidaceae -- дал Теофраст, разглядев у одной орхидеи пару круглых луковичек-яичек ("orchis"). Считалось, что "яички" помоложе и потверже располагали к рождению мальчиков. Напиток из мягких клубней, естественно, годился для зачатия девочек.
На Руси любовный напиток готовили из корней любки. Правда, ныне в привораживающей силе орхидных человечество разочаровалось.
Некоторые орхидеи ценили за питательность. Персидские воины на длительные переходы запасались клубнями ятрышника. Толкли их в порошок, настаивали на воде и пили. На таком скудном рационе умудрялись держаться довольно долго.
Сегодня в медицине используют препарат салеп из мясистых клубней ятрышника-дремлика, любки двулистной, гимнадении комариной. Отвар из этих корней обладает обволакивающими свойствами и применяется при язвенной болезни, отравлениях, при катарах верхних дыхательных путей.
И еще одна орхидея пригодилась в хозяйстве -- ваниль. Сморщенные бурые "палочки" как пряность использовали древние ацтеки. Ныне ваниль используют для ароматизации пищевых продуктов. И в парфюмерной промышленности.
Все прочие орхидные в этом плане бесполезны. Разве что для души...
Одна, но пламенная страсть
Орхидомания -- недешевое хобби. Но захватывающее. "Приобретать орхидеи так же увлекательно, как играть на бирже, -- считал Герберт Уэллс. -- Перед вами сморщенный коричневый корешок, и ничего больше. Быть может, растение умирает или уже умерло. Быть может, на глазах счастливого обладателя мало-помалу разовьется какая-нибудь разновидность, которую необычный завиток лепестка или особенная нежность превратят в сокровище..."
Насущный вопрос каждого орхидиста -- что за корешок? -- писатель жестоко обыграл в рассказе "Странная орхидея", герой которого взлелеял в своей оранжерее растение-убийцу.
Хобби аристократов
Со временем разведением "аристократов" среди растений увлеклись не только аристократы. Но и прочие люди, располагавшие свободным временем и деньгами. Стоимость редких растений постоянно росла. Особенно после того, как хищническая охота уничтожила многие виды.
Когда известного естествоиспытателя Лютера Бербанка спросили, не пробовал ли он заниматься улучшением орхидей, он ответил очень категорично: "Улучшать орхидеи? Но разве можно превзойти само совершенство?"
Однако не все так думают. Фантазии цветоводов нет границ. Сегодня ученые насчитывают около 30 тысяч дикорастущих и более 150 тысяч искусственно выведенных орхидей. Гибриды пластичны, хорошо приспосабливаются к комнатному микроклимату. И даже могут цвести несколько раз в год.
Орхидомания не обошла стороной и Россию. В начале XX века было основано Московское общество любителей орхидей, существовал клуб в Петербурге, старалась не отставать и провинция. Хотя цветы стоили баснословно дорого, а для ухода за ними приходилось выписывать из Европы специально обученных садовников.
Первая мировая война и революция свели на нет отечественную орхидистику. Однако после Великой Отечественной в Москву были перевезены оранжереи Геринга, и культивирование орхидей вновь начало развиваться.
В последние годы выращивание и коллекционирование орхидей вошло в моду среди состоятельных россиян. Любители орхидей организуют клубы и форумы, обмениваются опытом. За советами им теперь далеко ходить не надо: в интернете существует множество сайтов орхидистов. Сейчас практически любой цветок можно заказать в Сети.
Похоже, недалеко то время, когда каждый из нас сможет не только полюбоваться орхидеями в цветочном магазине, но и поставить на своем столе цветонос, выращенный на собственной даче. Пусть не самый редкий и капризный...
Валентина БОГОМОЛОВА

Острова орхидей

Гавайцы любят украшать себя цветами. Не только юные красавицы -- все: мужчины и женщины, старики и дети, бедняки и аристократы. И на гостей своих обязательно возлагают леи -- прохладную и ароматную гирлянду из цветов. Чаще всего из орхидей.
Орхидеи на Гавайях растут везде -- в садах, школьных оранжереях, общественных парках. Только не надо думать, что так повелось испокон веков. Местных, "родных" видов орхидей на Гавайях всего три, очень простенькие.
Но здешний климат настолько подошел чужеземным растениям, что, однажды появившись, они буквально оккупировали острова! При неизменном тепле и высокой влажности эти хрупкие создания развиваются с невиданным размахом.
Как-то раз привезли сюда заурядный экземпляр орхидеи грамматофиллум специозум. Вскоре она выросла так, что... сломала дерево, на которое опиралась! Тогда акселератку пересадили на горку вулканического пепла, и за несколько лет куст достиг в поперечнике семи метров. А в высоту вытянулся на четыре. На сотне цветоносов одновременно появилось тысяч десять цветов. Одно растение превратилось в сад.
"Взвесьте четверть фунта орхидей" -- такое возможно только на Гавайях. Повсюду в мире эти цветы -- дорогое удовольствие, а здесь растут как трава.
Вот только безопасности своим орхидеям гавайцы обеспечить не могут. Потому что сами "живут на вулкане". Когда в 1960 году проснулся вулкан Килауа, на пути раскаленной лавы не было населенных пунктов. Только орхидейные поля. На спасательную операцию вышли тысячи добровольцев. Спасали второпях, варварски -- отдирали от стволов, на которых выращивают орхидеи, при помощи обыкновенных пил. Но многие растения все-таки выжили. И, когда миновала беда, зацвели пуще прежнего.

Содержанки Ниро Вульфа
Чего не отнять у Рекса Стаута, автора 48 романов о Ниро Вульфе, так это глубокого знания того мира, в который ежедневно с 9 до 11 и с 14 до 16 погружался знаменитый детектив. Его оранжерея с тремя температурными отсеками располагалась на крыше трехэтажного нью-йоркского особняка. В ней росло и цвело десять тысяч орхидей. По романам легко можно восстановить, какие орхидеи выращивали Вульф и его садовник Хорстман, в каких горшках и на каком субстрате.
В теплой оранжерее цвели фаленопсисы, онцидиумы, ванды, некоторые виды венериных башмачков. В умеренной были собраны каттлеи, лелии, дендробиумы. В холодной росли цимбидиумы, целогины, мильтонии и другие высокогорные виды. Особенно Ниро любил мильтонии и частенько упоминал о них.
-- Так как там ваши орхидеи? -- поинтересовался Кремер.
-- Благодарю вас, сносно, -- удивленно ответил Вульф. -- Мильтония Роэзла выбросила четырнадцать цветоносов ("Право умереть", 1964).
Однако самыми любимыми орхидеями Вульфа были каттлеи. Их цветы окрашены в самые разнообразные тона -- от зеленовато-белых и лилово-розовых до ярко-желтых и красно-коричневых.
Вульф и сам выводил новые сорта: "Мы как раз писали письмо Льюису Хьюитту, рассказывая о результатах скрещивания каттлеи Гаскелла и каттлеи Мосс..." ("Сочиняйте сами", 1959).
За свои гибриды Вульф получал медали на выставках. В романе "Смерть Цезаря", например, Вульф демонстрировал новый вид венериных башмачков:
"В четыре часа появилось жюри в полном составе. Дальнейшее произошло так быстро, что все наши переживания и тревоги оказались излишними. Вульф получил медаль и все три приза, а его конкурента только похлопали по спине в утешение".
Всего в романах упоминается о 46 видах и 30 гибридах орхидей, принадлежащих Ниро Вульфу. Ценность их -- в денежном выражении -- весьма значительна.
Если орхидею из числа тех, что легко размножаются, можно было купить за 10-20 долларов, то редкие растения стоили 300-500 долларов. А цена на коллекционные орхидеи достигала нескольких тысяч. И Вульф готов был выложить 3 тысячи долларов за два корешка редкой целогины пандуровидной с розовыми цветками ("Красная коробка", 1936).
Более того, Вульф заключил контракт с профессиональным сборщиком орхидей, который за десять тысяч долларов в течение года собирал для него в Центральной Америке неизвестные науке виды.
Арчи Гудвин не без иронии отзывался об увлечении своего патрона: "Орхидеи были его наложницами: безвкусно наряженными, дорогостоящими, паразитическими и темпераментными" ("Лига испуганных мужчин", 1935).
Чтобы содержать этих наложниц, нужны были большие деньги. Ниро зарабатывал их с помощью своего дара виртуозно раскрывать самые запутанные преступления.

0 коммент.:

Отправить комментарий