среда, 15 сентября 2010 г.

С вракой по жизни

Пособие для начинающего вруна
Без лжи целые сферы человеческой жизни потеряли бы смысл -- исчезли бы политики, адвокаты и даже писатели, которые ведь тоже специализируются на "нас возвышающем обмане".
Давайте смотреть правде в глаза: вруны -- душа общества, любимцы женщин. Не всякие вруны, конечно. Не холодные и жестокие обманщики, а вдохновенные вруны-жизнелюбы, у которых это получается так естественно. Ведь во вранье главное -- не переусердствовать. Того, кто умеет врать уверенно, без натужности и фальши, ждет в жизни успех.
Наш практикум предназначен для людей, кто, соврав даже в малом, начинает пунцоветь, заикаться, прятать глаза и ерзать на стуле. Так дальше жить нельзя! Приступайте к работе над собой немедленно, и через месяц упорных тренировок ваша жизнь изменится до неузнаваемости!

Теория
Несчастному, который не умеет врать совсем, нужно выучить наизусть закон Либермана: "ВСЕ ВРУТ, НО ЭТО НЕ ИМЕЕТ НИКАКОГО ЗНАЧЕНИЯ, ПОТОМУ ЧТО ВСЕ РАВНО НИКТО НИКОГО НЕ СЛУШАЕТ".
Можно вздохнуть с облегчением -- самый главный в мире специалист по лжи, американский психолог Пол Экман, утверждает, что виртуозного вруна не сможет распознать никто, даже сам Экман, посвятивший всю жизнь изучению лжи во всех ее видах и проявлениях. Нет такого детектора лжи, нет сыворотки правды, нет таких экспертов, которых невозможно было бы провести. Ловят только "врунов-любителей". Если человек врет и чувствует себя при этом неловко, его выдает изменение поведения.
Расскажут нам о лжи
...в речи
Оговорки, увертки, уклончивые ответы, целые тирады, которые человек произносит ни с того ни сего, без всякого повода.
Паузы -- непривычно частые или слишком длинные (вруну нужно время, чтобы подобрать слова, осознать, что говорить можно, а чего еще нельзя).
Всякие мммм... хмммм... и это..., как его..., ошибки, повторы ("я, я, я не знаю", "мне очень по-понравилось").
Тон тоже очень важен -- у 70% людей от страха разоблачения при вранье тон голоса становится выше, чем обычно.
...в жестах
Незнакомого вруна жесты не выдадут -- может быть, этот парень всегда так краснеет, отводит глаза и теребит рукой ухо? А вот знакомого ловят на том, что он меньше, чем обычно, жестикулирует, зато чаще, чем обычно, слегка пожимает плечами. Еще увеличивается число "манипуляций" (он начинает ни с того ни с сего поправлять волосы, ковыряться в ухе, почесываться, постукивать пальцем по столу, бесконечно покручивать прядь волос, покусывать губу, обычно глядя при этом куда угодно, только не в глаза собеседнику).
...в мимике
Она подчас бывает неподвластна нашим мыслям и желаниям. Именно поэтому фальшивую улыбку люди отличают от искренней и настоящий гнев от поддельного. Лучший способ скрыть свои чувства -- сделать лицо непроницаемым. Хотя именно это и может вас выдать.
Внимательно изучите этот, прямо скажем, небольшой список. Потренируйтесь на мелочах. Посмотрите, в чем именно у вас возникают ошибки. И если в очередной раз собеседник все равно заподозрил, что вы отчаянно врете, приведите в свою защиту последний аргумент -- злосчастный случай с Отелло! Он ведь тоже был уверен, что Дездемона нагло врет -- а иначе чего она так побледнела? Почему запинается, отчего приходит в отчаяние? Даже честный человек, когда его подозревают во лжи, начинает вести себя как обманщик -- путаться, волноваться. Из страха, что его обвинят несправедливо.
Практика
Как смеяться над известными вам анекдотами
Начните свой путь в мире интриганства, лжи и обмана с простейших ситуаций. Научитесь для начала смеяться над анекдотами с длиннющей бородой или -- это даже лучше -- совершенно несмешными анекдотами. Всем известно, что чувство юмора у некоторых совершенно извращенное. Особенно напрягает, когда эти интересные ребята собираются вместе. Оказавшись в такой компании, можно быть выше и тоньше окружающих и вконец испортить себе вечер. Но гораздо интересней слиться с коллективом.
Для начала неплохо потренироваться дома перед зеркалом. Не надо напрягаться, выдавливая из себя подобие хохота. Создайте иллюзию, что вы сдерживаете хохот. Надуйте щеки, прищурьте глаза, потряситесь для приличия, короткими рывками закивайте головой. Не прикрывайте лицо руками.
Способ второй -- имитация беззвучного смеха. Вот тут лучше избегать прямого взгляда вам в лицо, так что закройте лицо руками и ритмично хмыкайте носом, не забывая чуть потряхивать плечами. Можете уткнуться в плечо соседа.
Полезный совет -- освойте в тиши своей квартиры вариант взрывного смеха, при котором слюни летят во все стороны. Как только вы слышите тупой анекдот, "взрывайтесь" смехом прямо рассказчику в лицо. Скорей всего, больше безднами своего остроумия он с вами делиться не захочет.
Как скрыть негативные эмоции
Никогда не показывайте, что разозлились, обиделись или разгневались. "На сердитых воду возят" -- в этой поговорке скрываются глубины психологической мудрости. Потому что обиженный или вспыливший человек всегда слаб и очень уязвим. В состоянии, когда не вы владеете чувствами, а они полностью владеют вами, совершается 99,9% всех глупостей на Земле. Дров, которых вы можете наломать в этой ситуации, хватит, чтобы изрядно подпортить вашу карьеру или отношения с дорогими людьми. Но есть способы этого избежать. Вы знаете себя, как никто другой. Проанализируйте ситуации, подумайте, что вызывает эти вспышки чаще всего. Предчувствуйте точку срыва или фактор, который ее вызовет.
К примеру, вы встречаетесь с человеком, который вас давно раздражает. Контролируйте себя, и в момент, когда какая-то его фраза, жест или действие достали вас до предела, мгновенно начинайте отвлекать себя от происходящего. К примеру, вспоминать таблицу умножения в случайном порядке. В момент срыва незаметно сделайте глубокий выдох и отведите взгляд от разгневавшего вас объекта. Позу при этом лучше не менять.
Старый добрый способ: представьте оппонента в глупом и смешном виде. Например, в крутом пиджаке, семейных трусах в крупный цветок и с мобильником в руке. Если воображение у вас хорошее, вы сразу же начнете относиться к нему и его словам снисходительно, и это поможет сохранить невозмутимость даже рядом с самым непроходимым уродом.
Маскировка цели
Кто смотрел фильм "Семнадцать мгновений весны", знает один шпионский приемчик, которым виртуозно владел Штирлиц (тот еще врун!). Так как человек лучше всего запоминает последнюю часть разговора, Штирлиц, мимоходом выспрашивая нужную ему информацию, под конец всегда добавлял что-нибудь вроде -- а нет ли у вас формы 3-12 (скрепок, копирки, фиолетовых чернил), а то у меня как раз кончились. Простодушные немцы потом так и говорили -- вот, мол, Штирлиц заходил за чернилами.
Как и легендарный шпион, маскируйте свою цель, чтобы никто кроме вас не знал ее, используйте человеческие слабости, играйте на ситуации.
Ложь по телефону
Врать по телефону и проще, и сложнее одновременно. Собеседник не увидит, что вы пошли пятнами и покрылись липким потом. Но неуверенность в голосе почувствует сразу. Когда вам нужно солгать, думайте только о своем произношении. Говорите легко и ровно (хотя это зависит от самой информации, которую вы передаете) -- и вы предупредите крупицу недоверия, которая появляется при малейшей неточности в монологе.
Если ложь всегда дается вам с трудом и вы боитесь, что фальшь в голосе вас выдаст, есть два способа вернуться в норму.
Первый: присядьте. В смысле -- сделайте одно-два приседания, встряхните голову. Но в то же время следите за диалогом. Не пропустите ключевые вопросы, вопросы проверки, вроде: "Да?", "Не может быть! Как?", "Ты уверен?"
Второй способ -- взгляните вверх, сделайте глубокий вздох и, опуская глаза до линии горизонта, плавно выдохните. Улыбнитесь. Представьте себе глубокий насыщенный синий цвет.
Еще один момент. Как говорить: стоя, сидя, лежа? Стоя. Только стоя. Лучше во время беседы прохаживаться по комнате, где вы находитесь. Дело в том, что ваш мозг, когда вы встаете, начинает работать более эффективно. Возрастает контроль над собственной речью.
Убедительная сила цифры
Язык цифр вовсе не сухой и бесстрастный и к искусству лжи имеет родственное отношение -- статистика ведь дочь цифры и родная сестра самого махрового вранья одновременно. Помните эту статистическую хохму -- "100% людей, которые ели огурцы, рано или поздно умерли"? Цифры могут или добавить убедительности вашим словам, или укрепить собеседника в недоверии к вам. Что каждый врун должен знать о цифрах? Слишком круглые числа -- подозрительны и, скорее всего, неверны. Люди верят некруглым числам, они им кажутся более естественными и правдивыми. Пример: "Мария Ивановна наложением рук исцелила тысячу человек" и "Мария Ивановна наложением рук исцелила 935 человек".
Возвращаясь к теме округления, заметим, что люди округляют услышанные числа в меньшую сторону. Самый популярный пример: цены в магазинах. Их общую формулу можно записать как X,99(95,90,85). То есть от ближайшего большего числа отнимается одна-пять денежных единиц и создается иллюзия, что товар "дешевле". Этот прием уже ни для кого не секрет, но на него все равно попадаются.
И еще -- говорят, полстакана воды оптимист опишет как наполовину полный, а пессимист -- как наполовину пустой. То же самое с любой мерой -- времени, весов, объема или денег. 2 часа 15 минут пополудни могут быть и "два часа с копейками -- куда спешить?" и "уже третий час -- нужно собираться", в зависимости от желания говорящего. Попробуйте, и вы убедитесь: цифры -- вещь пластичная, почти не меняя их, вы сможете создавать в головах слушателей те картинки, которые вам нужны!
Светлана ЛУЦИК

Как человеку пытались развязать язык
Врачи, ученые и, разумеется, люди в черном (сером, цвета хаки) разных стран не один год убили на поиски чудо-средства, которое заставит преступников говорить правду и ничего, кроме правды. Вот она -- история "сыворотки правды".
Сам термин появился в 30-е годы ХХ века. В знаменитом английском толковом словаре Уэбстера под "сывороткой правды" понимался "препарат, который назначается для временного повышения правдивости". Работы же по изысканию такого "препарата" начались еще раньше. In vino veritas (истина в вине) -- провозглашали древние римляне. Библейский Ной уходил в запой. Зигмунд Фрейд, между прочим, ярый поклонник кокаина, считал интоксикацию средством разбудить дремлющее подсознание. Непосредственно же в криминалистике то, что впоследствии будет названо "сывороткой правды", впервые было применено в конце XVIII века -- некто Монтеггиа сделал инъекцию опиума подозреваемому в преступлении, чтобы выудить у него признание. А в 1916 году взошла скополаминовая звезда американского врача Роберта Хауса.
Скополаминовая звезда
Скополамин -- обезболивающий препарат растительного происхождения, назначавшийся роженицам, чтобы они могли отдохнуть в перерывах между схватками, -- притупляет сознание и восприимчивость к внешним раздражителям, но не влияет на долгосрочную память и способность внятно изъясняться. Проведя ряд экспериментов, Хаус торжественно заявил, что "скополамин может заставить говорить правду любого". Пребывающий в эйфории от своего открытия доктор забыл о клятве Гиппократа и стал чем-то вроде частного детектива-следователя. Он раскалывал подозреваемых, как орехи! Однако более опытные специалисты не спешили радоваться его достижениям. Они знали: скополамин нередко вызывает ложные воспоминания. Это подтвердил случай с шофером-японцем, которого обвинили в убийстве американского школьника, -- под воздействием "сыворотки правды" он признал вину, но затем было доказано, что японец невиновен.
Первая схватка науки и преступности окончилась со счетом 1:0 в пользу последней. Стало ясно, что "сыворотка правды" не всегда способна изобличить истинного злоумышленника. Однако криминалисты не унимались. Они признали, что "некоторые индивиды способны лгать под воздействием препарата", но продолжали утверждать, будто скополамин помогает "получить от испытуемого факты, наличие которых он полностью не осознает, ...а также проникнуть в подсознание и выявить скрытую информацию". Отныне скополаминовый тест не считали истиной в последней инстанции, но все же проводили его -- на всякий случай.
Идея о чистосердечных признаниях, сделанных под воздействием некоего химического препарата, была настолько соблазнительной, что в 20-е годы, когда подобные скополаминовому эксперименты получили огласку, американские газеты запестрели сообщениями о "сыворотке правды". Общественность требовала непременно тестировать "сывороткой" всех подозреваемых в преступлениях. А токсикологи старались, отыскивая новое правдогонное средство.
Под кайфом
В 40-х "последним писком" стал мескалин -- тот самый наркотик из мексиканского кактуса пейот, на котором (в том числе) сделал себе имя Карлос Кастанеда. За него не на шутку взялись и СС, и OSS (Бюро стратегических служб США -- предшественник ЦРУ). Спецслужбы заинтересовались тем эффектом, который мескалин производил на индейцев Мексики, использовавших его в обрядах покаяния. Этнограф Уэстон ла Барр в монографии "Культ пейота" (1938) писал: "По призыву вождя члены племени вставали и публично признавались в проступках и обидах, нанесенных другим... Слезы, отнюдь не ритуальные, текли по лицам чистосердечно признающихся и полностью раскаивающихся. Все они просили вождя наставить их на путь истинный". Научные эксперименты доказали, что во время мескалинового кайфа полностью исчезает воля и развязывается язык. К слову, эти эксперименты проводились не в лабораториях, а в концлагерях -- ничего не подозревающим узникам вводили наркотик, и те "открывали свои самые сокровенные тайны". Одно было плохо -- эффект от воздействия мескалина держался очень краткое время.
Когда и мескалин не оправдал надежд криминалистов, в ход пошла марихуана. Американская полиция не могла нарадоваться, когда обкурившийся Аугуст дель Гарсио -- мелкая сошка в банде мафиози Лаки Лучиано -- сделался на редкость разговорчивым и выдал с потрохами всех своих подельников. После этого ЦРУ даже принялось "тестировать" марихуаной подозреваемых в симпатиях к коммунистам. Однако выяснилось, что травка действует лишь на темпераментных и болтливых по натуре людей. Замкнутые и малоразговорчивые не склонны к откровениям даже под кайфом.
Далее -- везде
Советские спецслужбы не отставали от западных коллег -- они тоже явно ломали голову над созданием "сыворотки правды". Самое яркое тому подтверждение -- состоявшийся в конце 40-х суд над главой венгерской католической церкви кардиналом Иосифом Миндженти. Он делал свои "признания" столь механически, что было очевидно: без дозы "химии" здесь не обошлось!
Тем временем на Западе начали носиться с новым идефиксом: ЛСД. К тому, чтобы провозгласить этот наркотик "сывороткой правды", прикладывали совместные усилия США и Англия. Опыты исследователей были чудовищны -- например, американский врач Харрис Изабелл, выясняя переносимость ЛСД, назначал препарат семи "добровольцам" в течение 77 (!) дней подряд -- и... опять-таки не пришел к особо убедительным результатам.
Это, однако, не помешало признанию применения "сыворотки правды" законным. Законодательное добро на правдогонные препараты было дано в 50-х годах -- как раз тогда, когда отличился английский доктор Росситер Льюис. В 1953-м он ввел пентотал натрия (еще один вид "сыворотки") мужчине, которого обвиняли в убийстве сожительницы. И хотя признания не последовало, Льюис написал в своем отчете, что обвиняемый сознался. Отчету поверили. Впоследствии доктор Льюис точно так же, за уши, притянул еще несколько обвинений. Его примеру последовали французские криминалисты. Они вкололи все тот же пентотал натрия Анри Сенсу, обвиняемому в пособничестве нацистам. Будучи в полубессознательном состоянии, Сенс вымолвил слово "да". Обвинители трактовали это как доказательство вины.
Конец ли?
Мало-помалу уже в 50-е годы идея "сыворотки правды" начала вызывать скептические усмешки. Британский психиатр Стивен Хорсли писал: "Я использовал наркоз в качестве средства для получения признания. И в этом состоянии вину свою часто признавали даже невиновные люди. Результаты опытов убедили меня, что наркоз нельзя использовать для того, чтобы невиновный человек признал то, что он отрицал в полном сознании". Стало ясно, что интоксикация может сделать человека более внушаемым, расторможенным, словоохотливым, может заставить его признать некую приписываемую ему вину, но вряд ли способна заставить говорить правду и ничего, кроме правды. Более того, под воздействием таких препаратов отключалась память, и подследственные не помнили не то что собственных ответов, но даже вопросов, на которые отвечали -- как же они могли ответить правду, если не фиксировали вопрос? Даже в новом издании словаря Уэбстера статья о "сыворотке правды" была изменена и теперь звучала так: "Сыворотка правды -- препарат, СЧИТАВШИЙСЯ способным временно повысить правдивость".
Но, пусть и без прежнего энтузиазма, поиски вещества, которое все тайное сделает явным, продолжались вплоть до начала 70-х годов. К примеру, ЦРУ колдовало над псилоцибиновыми грибами и ядом кураре. Да и сегодня используются различные виды "сывороток правды". Впрочем, используются не в криминалистике, а в медицине -- для диагностики истерии.
Но расслабляться рано! Сегодняшняя вера в такие технологии контроля над сознанием, как имплантированные в мозг чипы или электронное стирание памяти, очень напоминает полувековой давности истерию по поводу "сыворотки правды". Место химических соглядатаев заняли электронные.
Новый детектор лжи не врет
Впервые этот метод использовали при расследовании убийства полицейского в Айове. Парень, которого посчитали виновным, двадцать лет оттрубил в лагерях.
И только когда на его голову водрузили штуковину, с помощью которой можно было проверить его память, выяснилось, что в мозгу бедолаги... нет воспоминаний о преступлении. Зато есть подробности концерта, на котором молодой человек был в вечер убийства.
Память человека проверяется с помощью особого шлема с электродами. И этот метод специалисты считают куда более достоверным, чем детекторы лжи старого поколения. Детекторы, использующиеся в криминалистике с 20-х годов ХХ века, определяют, лжет человек или говорит правду, по физиологическим параметрам: кровяному давлению, дыханию, потоотделению и т.п. Так что кристально честные, но нервные люди, когда их тестируют такими детекторами, кажутся совершеннейшими врунами, а хладнокровные лжецы представляются образчиками правдивости. Детектор легко ввести в заблуждение и тем самым заставить его самого... врать.
Что до шлема, придуманного Лоренсом Фарвеллом, ученым и бизнесменом из Айовы, то он действует по совершенно иному принципу -- фиксирует электрический сигнал, который мозг человека издает при восприятии знакомых образов (этот сигнал условно назван Р300). Испытуемый смотрит на экран внутри шлема, на нем демонстрируются, к примеру, различные сочетания цифр. Вдруг среди совершенно произвольных цифровых комбинаций вспыхивает его собственный домашний номер телефона -- и мозг человека реагирует на знакомую информацию тем самым сигналом Р300, причем происходит это совершенно независимо от воли испытуемого.
Убийца полицейского бежал с места преступления через пустырь, заросший сорняками. Он не мог не помнить, как продирался сквозь высоченные колючие стебли. Однако когда обвиненному надели на голову шлем и показали на внутреннем экране словосочетания "цемент и асфальт", "песок и гравий", "трава и колючки", прибор не зафиксировал сигнал Р300 ни в одном случае. Конечно, это еще не доказывает невиновность обвиняемого, но дает важные сведения суду, и уж его дело, как их интерпретировать.
...Так уж устроен наш мозг, что он всегда знает, когда мы лжем, а когда говорим правду. Дело криминалистов за малым -- "вытащить" это знание из мозга на белый свет.
Евгения САВИНА

0 коммент.:

Отправить комментарий