четверг, 23 декабря 2010 г.

Осторожно, религия!

АТОМ атеизма в "бочке" воцерковления России

...Дверь я перекрестила. Это меня старушка с пятого этажа, Евдокия Ефимовна, научила: "Уходишь куда, -- сказала, -- наложи на входную дверь крест -- первое дело от ворья". Вот я и... Как-никак не в магазин -- в Москву еду. На неделю. Квартира пустая остается -- мало ли... Хотя, вообще-то, я атеистка.

В самолете -- то же. Сосед -- внешне точь-в-точь Михаил Осокин -- ломал сухие пальцы, дрожал коленами и осторожно косился, очевидно, смущаясь моим присутствием. Но решался -- вызывал стюардессу, просил стакан красного, расплачивался, пил, складывал ладонь к ладони: "Ос-споди-помилуй!" -- и обретал наконец-то счастье дышать ровно. Минут ...цать. По их прошествии ритуал повторялся. Я -- чего греха таить -- разделяла соседову истерику и тоже молилась, пусть трезво и не вслух. Хотя, вообще-то, атеистка.
Но это так, присказка. Непосредственно в столице -- вот там "сказка". Там в метро, грязном, шумном и многолюдном, как ад, ходят монашки -- все в черном. Пассажиры вздрагивают, и мурашками по телу толпы ползет шепоток: "Террористки! Шахидки! Спаси и сохрани!" Глаза у всех увеличены страхом. Еще там полным-полно разномастных миссионеров. Ну и нищие, разумеется, наличествуют. Заскорузлые. Кондовые. Сами-не-местные, а дети -- плачут-малые-исть-просют. Молят в лучших традициях -- Христом-богом, но когда замечают кавказцев, переключаются на Аллаха. Рассудив логически, понимаешь, что при случае вспомянут и Будду, и Сварога, и ацтекского Кецалькоатля. Легко и непринужденно. Побирушкам (как, впрочем, и уличным миссионерам), в сущности, все равно: "Отче наш" или "Ом Намах Шивайя" -- Бог-де один, зовите хоть горшком, главное, поможите-кто-сколь-может (вариант: внесите пожертвование в пользу церкви).
В общем, "капканов" на атеистическое мировоззрение в столице изрядно, в качестве "приманки" -- страх, жалость, вежливость. Попадешься -- сама не заметишь, как закрестишься. Ищи потом оправдание: отчего да почему религиозную самоидентификацию презрела. Да, чуть не упустила! Москва-то -- златоглавая! А как звуковое сопровождение -- звон колоколов.
Чудны дела твои, Господи!
Гостиница "Россия" рядом с храмом Христа Спасителя. Так что именно от колокольного звона я и проснулась в день встречи с активистами АТОМа -- Атеистического общества Москвы. День этот, кстати, был 13-е. Даром что не пятница.
-- А чем, собственно, московские атеисты отличаются от красноярских или омских? -- спросила меня редактор.
-- Как же! -- ответила я. -- Московские проводят пикеты у Министерства образования. Стоят с транспарантами "Учитель, пошли попа к черту!" и "Филиппова в отставку!". Филиппов -- это министр.
В остальном разницы, наверное, и точно нет. Да и эта скорее формальна -- красноярцам и омичам разве что далековато до министерского здания, а то и они бы -- о-го-го. И всяких знаков свыше в наших городах, по-видимому, не меньше -- только поищи. Просто здесь искать не доводилось, а там... даже не пришлось! Само отыскивалось! Находки оказались настолько ошеломительными, что вы, верно, решите, что я все выдумала, и, может, кивнете снисходительно: "Ладно. Пусть. Она ж статью в газету пишет, а не правду". Но в том-то и штука: жизнь порою гораздо невероятнее вымысла, и все, что происходило, происходило на самом деле.
Итак, ранним утром 13-го числа летнего месяца августа я проснулась от перезвона храмовых колоколов и вспомнила, что сегодня, в 13 же 00, встречаюсь с безбожниками. Чистота жанра, естественно, предполагала встречу на Патриарших. Там, где некто -- один глаз черный, другой почему-то зеленый -- навязался с религиозным диспутом не-композитору Берлиозу и Ивану Поныреву, пишущему под псевдонимом Бездомный ("У нас в стране атеизм никого не удивляет, -- дипломатически вежливо сказал Берлиоз, -- большинство нашего населения сознательно... перестало верить в сказки о боге"). Но -- нет, читатель! Мы встречались не на прудах! Мы условились у памятника поэту, которому повсеместно -- атомистами в том числе -- приписывается кощунственная "Гавриилиада". За то они, атомисты, его, поэта, и чтут.
Я пришла к Пушкину первая. О тех, кого ждала, знала немного: зовут и одного и другого Александром, и у одного и у другого -- борода... Я заметила его сразу. Высок, строен, элегантен, глаза циничные, с льдинками, в углу рта -- сигарета, словом, чертовски привлекателен. И бородка -- аккуратненькая, эстетская, смоль с проседью.
-- Простите, вы Александр? -- поинтересовалась я.
-- Александр, -- ответил он с достоинством.
-- А который, -- решила я уточнить, -- Александр: Маркович или Евгеньевич?
-- Если вы настаиваете, то Олегович, -- и льдинки в глазах заискрились чуть-чуть насмешливо.
Он сказал, что это просто совпадение: имя Александр, борода -- не бог весть какие редкости, во всяком случае для мужчины. Но я не поверила. Я поняла: это тоже знак, и Бог, похоже, как раз таки весть да еще и дразнится, провоцирует, а лже-Александр с ним в сговоре.
Бог гневается
Наконец явились они -- Александры истинные. Атеисты-атомисты. Будем знакомы.
Александр Маркович Крайнев -- председатель АТОМа. Инженер-физик по профессии, вся жизнь -- а лет ему за 50 -- по НИИ, при этом -- старший научный сотрудник, и о кандидатах, докторах, а тем паче академиках говорит с пиететом. Но не с завистью. Причастностью к науке искренне счастлив и горд. Жизнерадостен. Смешлив. Весь -- импульс и энергия. Шаровая молния! И такой же рыжий!
Его зам по атомистским делам -- Александр Евгеньевич по паспорту Беляков, а по псевдониму, которым предпочитает представляться, Щев -- полная противоположность. Юноша лет 28. Вида самого интеллигентского: очки, отсутствие румянца, телосложение не слишком спортивное. Серьезен, и чересчур. Подвизается в журналистике. Но окончил истфак и частенько оглядывается в прошлое. Три года назад, говорит, церковь 2000-летие Рождества Христова не преминула отметить, а о 400-летии сожжения Джордано Бруно запамятовала -- сущее глумление над атеистическими чувствами.
Мы взяли по бутылке "Боржоми" и расположились за столиком летнего кафе. Начали с главного.
-- Скажите, Бога нет?
-- Нет ни одного факта, подтверждающего существование оного, -- начал Крайнев. -- Хотя лично я не отношусь к ортодоксам, которые заявляют однозначно: "Бога не существует, потому что в 4-м классе на уроке природоведения так сказали". Я, скорее, агностик -- считаю, правит миром какая-то высшая сила или нет -- этого людям априори знать не дано, а значит и не стоит копья ломать. Но тут речь именно о высшем разуме -- не о примитивных божках: Христе, Аллахе, Будде. Эти-то определенно фантазия! С чего в нее верить? Кстати, многие современные ученые -- атеисты. В АТОМе состоят академики РАН Гинзбург, Фейнберг, Кардашев, Страхов...
-- Однако, -- вступил в разговор Щев, -- то, что четыре академика... да хоть сорок!.. полагают, что Бога нет, -- это не аргумент. Сегодня полно других академиков, полагающих, что Бог есть.
-- Так уж и полно? Ну кто? Раушенбах, Осипов...
Тут между атомистами завязалась дискуссия, приправленная фамилиями научных светил. В пылу спора ни его участники, ни я как рефери не заметили, как откуда-то -- не иначе со Средиземного моря -- пришла тьма и закрыла Ершалаим. Натурально. Небо, за секунду до того ясное и чистое, заволокло грозовыми тучами. Загромыхало. Засверкало. Как-то враз хлынуло. И тент над нашим столиком в ужасе затрепетал. Словно парус на ковчеге Ноя.
-- Ого! Не иначе Бог гневается!
-- Да! Бог -- он такой! -- рассмеялся Александр Маркович.
Александр Евгеньевич же, напротив, посерьезнел сверх прежнего и стоически продолжил какую-то сентенцию. Но слушать его дольше не представлялось возможным. Пришлось пересаживаться -- туда, где посуше.
-- Общество АТОМ создано три года назад, -- заговорил на новом месте Щев. -- Юридически мы не зарегистрированы. (Шум дождя, ветер, гром. -- Н.С.) Московские чиновники потакают клирикам. Заместитель начальника управления юстиции города открыто говорит: "Атеизм -- человеконенавистническая идеология". Как тут ждать регистрации? (Гром, молния. -- Н.С.) Численно нас не так много, человек тридцать. Зато мы можем похвастаться качественным составом: научная элита, профессура, преподаватели... (Непрерывные раскаты грома, всполохи, ветер вплоть до ураганного, капли дождя, протекающие сквозь тент и мешающиеся в наших стаканах с "Боржоми". -- Н.С.)
Мы сменили еще пару столиков, но в итоге ливень загнал нас в метро. То самое, похожее на ад. Стоя у ржавого парапета в переходе станции "Пушкинская", я думала, что теперь осталось лишь одно -- обрушиться толще земли над головою.
-- А знаете, -- будто бы почувствовал мою тревогу Щев, -- мне люди часто удивляются: атеист -- и жив до сих пор! И Бог не покарал!
-- И Аннушка не разлила подсолнечное масло.
-- Вот-вот.
За отделение церкви от государства...
Общество АТОМ кроме концептуально-материалистического названия имеет еще и "подзаголовок" -- "Движение 14-й статьи". Конституции РФ, подразумевается. Эта статья, напомню, заявляет Россию как светское государство и отрицает возможность установления в стране какой-либо обязательной (т.е. государственной, официальной) религии. И эта статья, по мнению атомистов, нарушается. Имя нарушителя -- Русская Православная Церковь.
Претензии к РПЦ у АТОМа самые разные. От строительства на казенные деньги храмов и освящения всего и вся до... да хоть того же колокольного звона. Взять, к примеру, храм Христа Спасителя -- этот колосс-обобщение всех прочих русских святилищ. Да, признают атомисты, разрушение ХХС (интонируется аббревиатура так, что "хэ" звучит эвфемистичным сокращением отнюдь не "храма" и не "Христа", а кое-какого другого словечка) -- безнравственность, но его вставшее в не один миллиард долларов восстановление в нищие 90-е годы -- это уже государственное преступление. Освящение -- больниц, школ, контор, казарм, падающих, несмотря на святую водицу, вертолетов и тонущих подлодок, чего угодно -- явление того же, преступного, порядка. Потому что и одно, и другое, и третье, и пятое содержится на налоги, а их платят не одни лишь православные и даже не одни верующие, да и лечатся, учатся, в армии служат не одни они. Звон колоколов раным-рано поднимает тоже не только спешащих на заутреню христиан. Недаром в одном городе, славном своими золотыми куполами, граждане подали в суд на епархию: в монастыре там звонили чересчур уж громко и подолгу, а ведь у кого-то дети, кому-то нездоровится, кто-то элементарно не выспался... И чем, спрашивают атеисты, такие звонари отличаются от дебошира соседа с его гулянками? Репертуаром?
...В Вологде церковники противятся созданию музея Бабы-яги -- идолопоклонство, ату. В Екатеринбурге они же преследуют рериховских почитательниц -- сектантство. В Москве ратуют против ИНН и за перенумерацию автобуса N 666 -- сатанизм. В довершение нелепиц г. Ридигер (Алексия II атомисты называют только так, причем "гэ" опять же артикулируется специфически) благословляет спортсменов-олимпийцев, не учтя, видно, что Олимпиады учреждались в Элладе в честь Зевса и в 394 году попали под запрет как "языческая мерзость".
Но это все -- курьезы, потешные мелочи. А вот слово "Бог" в государственном гимне, Рождество и Пасха, возведенные в ранг государственных же праздников, возврат секуляризованного имущества, экономические льготы для церкви, крестящиеся политики, встречи патриарха с президентом и даже постные меню в чиновных столовых -- это, по мнению членов АТОМа, серьезно. Это свидетельствует о сращении РПЦ с властью. Государство ведут в церковную ограду, а оно и не возражает. Министерство обороны, МВД, ГУИН, прочие силовые структуры уже заключили с РПЦ договоры о сотрудничестве, теперь в воинских частях и колониях имеются где походные -- в палатках, -- где стационарные храмы или молельные комнаты, а в Красноярске, например, свою часовню построили милиционеры. ФСБ с церковью тоже сотрудничает -- не иначе по принципу "кто старое помянет". Минздрав вручает Алексию II медаль. Минобраз... О! Это для АТОМа самая кровоточащая рана. Стигмат. Не зря к отставке Филиппова призывают и грозят его ведомству судом.
...И школы от церкви
Позицию АТОМа озвучил Александр Маркович Крайнев:
-- Мы не против преподавания ИСТОРИИ мировых религиЙ. Про нас в принципе главное понять нужно: мы совсем не против религиозности, верующих -- не все до атеистического мировоззрения доросли, что поделать. Мы и не неволим. Путать нас с воинствующими безбожниками 30-х -- с теми, кто церкви сжигал, священников расстреливал, -- это все равно что путать нынешних христиан с инквизиторами. Но мы против клерикализации страны. Против засилья -- вопреки Конституции -- одного-единственного, неважно какого, вероисповедания. Страна-то многоконфессиональная. Но кто знает, как зовут главу россиян-буддистов или раввина, муфтия России? Кто их по телевизору видел? Зато гэ Ридигер с экранов не сходит! Атеисты и вовсе дискриминированы: свобода вероисповедания какая-никакая еще имеется, а свободы ОТ вероисповедания уже нет.
Со школами то же самое. Вводят основы православия -- предмет с таким или схожим названием уже преподается в Курске, Смоленске, Белгороде, Рязани, в подмосковном Ногинске, в Нижнем Новгороде, Кемерове, Омске. Но позвольте, почему только православие? И почему не в историческом -- в пропагандистском ключе?
Нюансов множество. Например, что делать маленьким мусульманам, католикам, иудеям? Терпеть насмешки одноклассников? Иноверцы, мол, нехристи. Дети же очень жестоки -- был бы повод. Что делать неверующим? Я, к слову, не сомневаюсь: крестик на шее у каждого второго -- дань моде. Религиозных школьников -- меньшинство. Воцерковленных -- единицы. И для них существуют воскресные школы -- только в Москве аж 123 штуки. Вот и слава Богу! И нечего в общеобразовательную систему лезть! Нет же... Далее. Кому доверить преподавание? Учителям-историкам? Ну-ну. В Ногинске, при храме тамошнем, для педагогов организовали... не поверите!.. двухнедельные курсы! То есть за две недели марь-иванны постигали все христианские премудрости -- воистину чудеса! Но еще хуже, если в классы явятся священники. Лишь самые просвещенные из них понимают опасность дидактизма. В 1988 году Александр Мень вот так пришел в 67-ю московскую школу с открытым уроком. Дети попросили сделать занятия регулярными. "Ни в коем случае! -- возразил Мень. -- Ведь мне придется задавать вам домашнее задание, ставить оценки. Вы и меня, и религию возненавидите!" И верно. Детишки-христиане Библию читают, в церковных хорах поют, куличи пекут, но лишь пока это не превращается в принудиловку. У нас ведь литературу и ту умудряются преподать так, что по окончании школы никто ни "Онегина", ни "Мертвые души" не открывает. А уж какая скукотища получится из "Закона Божьего" -- у-у! Челюсть сводит! Но даже если удастся сделать уроки увлекательными, не отвратить -- надо ли? Школяры химию-биологию толком не знают. А их на средневековые теологические трактаты отвлекать примутся. Вместо теории эволюции о сотворении Адама и Евы рассказывать. Кстати, в 50-х годах ХХ века в США запрещали дарвинизм в школах, он-де подрывает авторитет религии. Мы что, к тому же стремимся? У нас какое тысячелетье на дворе?!
Суть в том, что РПЦ пытается узурпировать идеологическую власть в стране и для того занимается неприкрытым прозелитизмом -- вербует, проще говоря, паству, начала с самых внушаемых и незащищенных -- с деток наших. То, что она по ходу дела загоняет народ в невежество, провоцирует раскол в обществе, а также национальную и религиозную вражду... Преступление против основ конституционного строя, между прочим, 282-я статья УК!.. Это нашу господствующую церковь не волнует. Государственным переворотом попахивает, не ощущаете? Светское государство сил нет как хотят сделать религиозным, теократическим. Неужели допустим?
Пострадали за неверие
Подытожив монолог резким: "Мракобесие!" -- Александр Маркович удалился -- дела. Мы остались вдвоем с Александром Евгеньевичем и вернулись к главному.
-- Если Бога нет, почему люди в него верят? Это страх смерти?
-- Безусловно. Другие страхи. Инфантилизм. Человек вроде как вырос, но в душе остался маленьким -- так и норовит спрятаться за папу-защитника, маму-утешительницу. Отсюда все эти "папы римские", "отцы святые", "падре", "батюшки", "богоматери". А братьев-сестер заменяют единоверцы, они же компенсируют одиночество.
-- А вас, что же, ни одиночество, ни смерть не пугают?
-- Пугают, конечно. Но это не повод подменять одни страхи другими. Страхом попасть в ад, например. Согрешить. Ритуал не исполнить. Так и невротиком стать можно!
-- Говорят: "Без Бога все дозволено..."
-- Кто говорит? Уж не исламские ли экстремисты? Или католики-педофилы? Или православные иерархи с иереями, проворачивающие аферы с алкоголем? А может, те отморозки, что в январе ворвались в Центр Андрея Сахарова и разгромили выставку под названием "Осторожно, религия"? Уголовное дело в отношении них, кстати, прекратили... Я не хочу рассуждать о том, что вера не является условием нравственности, порядочности -- по-моему, это очевидно. Но поиск соринок в чужих глазах, которым увлечены клерикалы... Я свирепею! Представьте, что некто зашел в церковь и крикнул: "Космонавты летали -- Бога не видали!" Скандал! Неуважение к верующим! А нас лупят этими достоевскими фразами: "Человек без Бога -- дрянь!" -- и ничего. Лицемерие вопиющее.
-- Что вы скажете на утверждение: атеизм -- та же вера, только в отсутствие Бога?
-- Скажу, что у меня нет машины. И мне совершенно незачем в это верить. Я это просто знаю.
-- Но машину хочется, если честно?
-- Машину -- да.
-- Как вы к попам относитесь?
-- Когда они не учиняют в отношении нас морального террора, не обзывают "дрянью" или "мразью" -- нормально. Кто на чем умеет, тот на том деньги и делает.
-- Александр Евгеньевич, выходными на Рождество или Пасху вы как распоряжаетесь?
-- Я не отмечаю никакие массовые праздники. По мне, в этом тоже есть нечто религиозное -- когда все хором чего-то там справляют. Рождество и Пасху я, ясное дело, и вовсе за торжества не считаю. Ну а выходные -- они и есть выходные: отдых, домашние хлопоты, халтурка какая-то или АТОМом занимаюсь, в журнальчик пишу...
Журнальчик -- это "Новый безбожник". Официальный печатный орган АТОМа. Выходит не периодично -- тогда, когда находятся деньги на издание, а поскольку случается это не чаще раза в год, то пока вышло всего три номера, тираж каждого -- 999 экземпляров (максимум, при котором еще не нужна регистрация в Минпечати). "Новым" журнал назван потому, что "старый" "Безбожник" уже имел место -- в 30-е годы прошлого века. Верующие от названия, понятно, шарахаются и проклинают московскую "Розпечать". Но Щев настаивает, что "безбожник" -- не хула и не святотатство, а всего-навсего эквивалент "атеиста": по-русски и по существу.
Помимо издания журнала атомисты проводят пресс-конференции, осваивают интернет, участвуют в научных диспутах, читают лекции, например, о том, что очень даже запросто симулировать плач икон и самовозгорание свечек. Еще составляют различные петиции: обращение "В защиту науки", антиклерикальную декларацию, письмо В.В. Путину, застрявшее, правда, на полпути к адресату. Ищут единомышленников по всему миру. Ищут спонсоров. Последнее получается хуже всего, так что пока АТОМ существует на членские взносы -- всего-то десятка в месяц с человека, но некоторые и того не платят, несознательных исключают из сплоченных рядов...
Заветная же цель московских неверующих -- распространение организации на всю страну и создание уже не АТОМа, а АТОРа -- Атеистического общества России. Вот и выезжают на места: Самара, Саратов, Новгород. По весне ездили в Ногинск, пытались митинговать, но милиция не дала: скрутила -- и в кутузку. Дело, кстати, аккурат на Пасху делалось... Может, вправду Бог покарал?
* * *
...А крестное знамение, наложенное на дверь, помогло! Квартиру не тронули!
Р.S. Для интересующихся:
* Сайт АТОМа -- www.ateizm.ru
* Сайт А.М. Крайнева "Разум или вера?" -- www.atheismru.narod.ru
* Электронная версия "Нового безбожника" на сайте "Научный атеизм" -- www.atheism.ru
Наталья СОЙНОВА

0 коммент.:

Отправить комментарий