вторник, 12 октября 2010 г.

Красный дракон -- летчик из легенды

Авиаторы называют его пилотом-легендой. Иван Евграфович Федоров участвовал в девяти войнах и военных кампаниях (Испания, Хасан, Халхин-Гол, Монголия, Польская кампания, Финская, Великая Отечественная войны, миссии в Корее и во Вьетнаме). Работал испытателем и ведущим шеф-пилотом КБ Лавочкина и первым поднял в воздух реактивный самолет. Первым испытал самолет с ламинарным крылом, первым достиг скорости полета 1000 км/час, первым сумел покинуть реактивный самолет без помощи катапульты, первым преодолел звуковой барьер, первым выполнил все фигуры высшего пилотажа на реактивных самолетах и первым испытал все виды вооружения на них, был первым командиром самолета-носителя при первых испытаниях советских атомных бомб и всего освоил 297 (!) типов самолетов.
Официальное резюме
Еще в 50-е старые летчики-фронтовики рассказывали мне, что был летчик, сбивший больше самолетов противника, чем Покрышкин и Кожедуб. Иван Федоров, говорили фронтовики, уничтожил 134 вражеских самолета, провел 6 таранов, 2 самолета "взял в плен" -- вынудил сесть на свой аэродром. При этом ни разу не был сбит и не потерял ни одного ведомого. Но по каким-то особым причинам, говорили офицеры, этот летчик "засекречен".
Первое печатное сообщение о Федорове -- статья в двухтомном биографическом словаре "Герои Советского Союза" (Москва, 1988). Вот ее текст (с небольшими сокращениями): "Федоров Иван Евграфович, родился 23 февраля 1914 года в г. Харькове в семье рабочего. В Советской Армии с 1932 года, участник нац.-революц. войны испан. народа 1936-1939 гг. Участник Вел. Отеч. войны. Летчику-испытателю полковнику Федорову за испытание и освоение новой военной техники и проявленные при этом мужество и героизм 5 марта 1948 года присвоено звание Героя Сов. Союза. Награжден 2 орденами Ленина, 4 орденами Красного Знамени, 2 орденами Александра Невского, 7 орденами Отечественной войны 1-й степени, орденом Отечественной войны 2-й степени, 2 орденами Красной Звезды, медалями".
В этой официальной справке почему-то не указано, что Федоров награжден высшими военными наградами нескольких стран, не сказано, сколько самолетов он сбил.
Трудно сосчитать, сколько боевых летчиков подготовил Иван Федоров, но из них 14 Героев Советского Союза и два дважды Героя; многие стали генералами и видными авиационными командирами, а сам Федоров ушел на пенсию в звании полковника. Странно. Но все эти странности имеют свое объяснение.
Испанский летчик
Федоров готовился в летчики с юных лет. Он выполнил нормативы мастера по шести видам спорта: по боксу, волейболу, борьбе, плаванию, фехтованию и акробатическим прыжкам на мотоцикле (!). Работал слесарем, помощником машиниста и машинистом на маневровых паровозах, но мечту летать не оставлял.
С друзьями построил планер, который без смеха потом не вспоминал: от ящика не отличишь. Но именно на нем впервые полетел. Было это в 1929 году. А через три года повез тот же планер в Коктебель и там получил звание пилота-планериста. В летную школу пошел позже, когда без отрыва от производства закончил физико-математический факультет пединститута.
В 1937 году Федоров попросил направить его в Испанию. В боях над Испанией Иван сбил 24 самолета, в том числе два Ме-109, новую немецкую машину, считавшуюся у фашистов неуязвимой, дважды таранил вражеские машины. За отчаянную храбрость и великолепное летное мастерство республиканцы дали ему прозвища Красный Дьявол и Красный Дракон. Начальник авиации Испанской Республики Игнасо Идальго де Сиснерос торжественно вручил Ивану Федорову высшую награду республиканцев -- орден "Лавры Мадрида". Такую награду в СССР получили всего пять человек, один из них -- "полковник Малино", будущий маршал Советского Союза и министр обороны Р.Я. Малиновский.
24 февраля 1938 года капитан авиации Федоров удостоился за свою испанскую эпопею звания Героя Советского Союза, но золотую звезду ему не суждено было получить. Вот почему.
Во время банкета по случаю награждения "испанцев" в Москве, на котором присутствовали больше полутораста молодых офицеров, по какому-то незначительному поводу завязалась драка, потом перестрелка. Да такая, что 11 санитарных машин развозили пострадавших по московским госпиталям и моргам. Иван Федоров особого участия в драке не принимал, но приставленному к нему самонадеянному и наглому энкавэдэшнику, разозлившись, нанес мощный короткий удар правой. Федоров был первоклассный боксер: на второй день особист, не приходя в сознание, скончался.
Федорова и еще нескольких летчиков вызвал начальник Генерального штаба по авиации генерал-лейтенант Смушкевич и сказал: "Воевали геройски -- и все насмарку!" А оставшись с Федоровым наедине, доверительно и по-дружески предупредил, что НКВД завел на него особую папку по личному распоряжению Лаврентия Берии...
Эта папка и сыграла в судьбе Ивана Евграфовича печальную роль: его на несколько десятилетий "задвинули" в своеобразную политическую тень, а воинскую славу засекретили наглухо.
В тот раз его спас от ареста и смерти не кто иной, как сам Сталин: он приказал Берии не трогать летчика, чтобы не осложнять отношений с испанцами, для которых Иван был национальным героем.
Орден из рук Адольфа Гитлера
Вообще Федоров в силу своего необузданного характера неоднократно совершал весьма рискованные поступки, каждый из которых мог бы стоить ему головы.
Он был участником шести дуэлей. В него стреляли, он -- ни разу, и потому со всеми, с кем сходился у барьера, остался в большой дружбе.
Весной 1941 года немцы предложили Москве для укрепления взаимного доверия обменяться летчиками-испытателями: русские приедут и облетают все новейшие самолеты "Люфтваффе", вплоть до самых секретных образцов, а немцы поедут в Союз и посмотрят советскую технику.
Русские летчики были почетными гостями Адольфа Гитлера и обедали за одним столом с ним, Риббентропом, Герингом и Геббельсом. На совместных показательных выступлениях Федоров был особенно настроен показать врагу (он был уверен, что Гитлер готовит войну против СССР), с какими пилотами ему придется иметь дело. Увидевший своим глазами, что вытворяет в воздухе Федоров, Гитлер был ошеломлен и поражен. Рейхсмаршал авиации Геринг угрюмо подтвердил, что даже лучшие немецкие асы повторить "воздушные акробатические фокусы" советского летчика не смогут.
17 июня 1941 года состоялся прощальный банкет в резиденции рейхсканцлера. На банкете Гитлер вручил советским летчикам награды, Федоров из его рук получил один из высших орденов рейха -- Железный крест с дубовыми листьями I класса. А еще каждому подарили по четыре золотые монеты достоинством 10 тысяч марок. На них тогда можно было купить несколько "Мерседесов".
На пятый день после возвращения летчиков домой началась война.
Дезертировал на фронт
На фронт его не отпускали, отправив сначала в Китай (испытателем на авиазавод в Кульдже), а затем в Горький, испытывать машины КБ Лавочкина и Поликарпова. В конце концов Федоров решил получить направление на фронт как наказание. На опытной машине ЛаГГ-3 сделал подряд три мертвые петли под мост над Окой. А когда пошел на четвертый заход, зенитчики из охраны моста открыли по самолету огонь, подумав, видимо, что он может мост разрушить. Тогда Федоров решил, что не будет даже возвращаться на свой аэродром, и полетел прямо на фронт.
Долетел до Монина без карты, 419 километров по "компасу Кагановича" (так летчики звали железную дорогу). Сел. Подрулил к заправщику:
-- Эй, побыстрее заправь, срочно лететь надо!
-- А вы коменданта аэродрома видели?
-- А где он?
Шофер показывает в другой конец аэродрома. Тут Федоров достал свой пистолет (патронов в нем не было):
-- Ты в Бога веришь? Считаю до трех!
Запрыгнул на крыло, сам стал заливать керосин в горловину... Смотрит, катит "Форд", в нем голубые фуражки. "Ну, -- подумал, -- это точно по мою душу". Заскочил в кабину, развернулся, обдал подъехавших чекистов струей воздуха от винта и взлетел... Окончился этот перелет на аэродроме Третьей воздушной армии, которой командовал Михаил Михайлович Громов, герой беспосадочного перелета в Америку через Северный полюс. Федоров понравился Громову и остался в его армии, на Калининском фронте.
Между тем руководство горьковского авиазавода объявило Федорова дезертиром и потребовало вернуть с фронта. Он послал им телеграмму: "Не затем удирал, чтобы к вам вернуться. Если виноват, отдайте под трибунал". На душе было тревожно, но Громов успокоил: "Если бы ты с фронта удрал, тогда судили бы, а ты же на фронт". Действительно, дело вскоре закрыли, но в Горьком у Ивана оставалась жена (между прочим, тоже летчица). У Громова Федоров испросил разрешение слетать за нею на двухместном самолете ЯК-7. И они стали воевать вместе.
В бою -- "анархист" Федоров
Громов очень быстро убедился, что Иван Федоров -- настоящий воздушный ас: за полтора месяца он сбил 18 самолетов противника. Общий его счет составил 42 победы, но представления на звание Героя не давали. Он сколотил девятку отличных летчиков и водил ее за линию фронта на "свободную охоту". Самого Федорова за эту "охоту" прозвали анархистом, так как он разрешения не спрашивал и всю ответственность брал на себя. Федоров на "охотах" сбил 21 немецкий самолет, другие летчики -- по 10 и более, на земле уничтожили около трех десятков, но сделать удалось только 16 вылетов: пришел строжайший запрет командования...
В июне 1944 года на участке фронта, где воевал Федоров, появилась группа известных фашистских асов-"картежников", которой командовал полковник Берг. На фюзеляжах машин группы были нарисованы тузы, короли, валеты... Самолет Берга был украшен трехглавым драконом, говорили, что на его счету 127 побед. В паре с летчиком Боровым Федоров сбил Берга и его ведомого с червовым тузом на борту. Через некоторое время Федорову принесли шпагу Берга, курительную трубку "Мефистофель" с дарственной надписью Гитлера и белый маузер из нержавейки...
Иван Евграфович не раз таранил самолеты противника. Старался ударить по хвосту. Удачный таран был 17 августа 1944 года. Летели в паре вдоль железной дороги. Противоположным курсом -- строй "Юнкерсов". Насчитал 31 бомбардировщик. Их сопровождают и прикрывают еще 18 "Мессеров". Едва начал строить маневр для атаки, как ведомый с перепугу пошел вниз и бросил командира. Федоров передал по рации: "Следите за последней работой, чем позорно жить, лучше честно умру!" -- и бросился в самую гущу бомбардировщиков. С близкого расстояния сбил пять "Юнкерсов" и одного таранил. Документ, подтверждающий описание этого боя, подписал начальник штаба 6-го истребительного корпуса полковник Н.П. Жильцов. Летчик едва-едва дотянул до своего аэродрома на истерзанной, не слушающейся руля машине.
Интересный факт фронтовой биографии Федорова -- командование группой штрафников. О летчиках-штрафниках ни в "Истории Великой Отечественной войны", ни в трудах военных историков вообще нет ни слова. Это была идея самого Сталина, а прежде ничего подобного ни в одной армии мира не заводили.
Полномочия дали Федорову большие: за малейшую попытку неповиновения расстреливать на месте. Этим правом он не воспользовался ни разу. Его штрафники сбили около 400 самолетов, не считая сожженных на земле, на счету каждого из них было от 50 до 100 побед в воздухе. Через несколько месяцев Федорова вызвал маршал Конев и сказал: "Пиши отчет, что делать со штрафниками". Четверо были представлены к званию Героя, остальные получили награды и очередные воинские звания до выслуги, и все разъехались по своим полкам.
Переживший конец света
В 1948 году Федорову довелось командовать самолетом-носителем на испытании первой советской атомной бомбы. Бомба, которую Федоров сбросил с высоты в 20 000 метров, взорвалась на земле, но и с такой высоты летчик мог посмотреть на пламя взрыва только через специальные сильно затемненные очки. Самолет в момент взрыва тряхнуло так, что после посадки он весь дребезжал от одного лишь щелчка.
В 1951 году Федоров снова испытывал ядерный боеприпас. В районе поражения соорудили целый городок, земляные укрепления, постройки из дерева и камня. В городок поместили разных животных: лошадей, свиней, овец -- взрыв превратил их в комки обгоревшей плоти. Так выглядели бы и люди, подумалось тогда Федорову. И еще подумалось: вот он, конец света...
23 февраля этого года заслуженному летчику-испытателю СССР, Герою Советского Союза Ивану Евграфовичу Федорову должно исполниться ровно 88 лет. У меня нет точных данных на сегодня, но три года назад он был бодр и здоров, жил в Москве, в квартире, куда его поселили когда-то по личному распоряжению Сталина.
То, что о его подвигах сегодня не знает почти никто, Федорова не огорчает. Он считает, что сполна вознагражден и судьбой, и государством: труд классного летчика всегда хорошо оплачивался. Иван Евграфович, смеясь, говорит, что если сейчас новый русский имеет свой самолет, то все думают: "Ух, какой крутой", а у него было 5 самолетов, его ими премировали.
Еще у него была роскошная вилла в Андалузии -- подарок короля Испании Хуана Карлоса, -- большая дача в Химках и целый парк легковых авто. Ну зачем одному человеку, считал Иван Евграфович, столько добра? Он все это раздарил. Виллу в Испании и полгектара земли с бассейном отдал своему авиамеханику, что самолеты ему готовил. Подмосковную дачу -- заводу под детский сад. Федоров вообще считает, что за дело нельзя браться во имя выгоды или каких-то житейских благ. Его-то всегда вели по жизни страсть и беззаветная любовь к своему призванию.
Феликс КУИМОВ

0 коммент.:

Отправить комментарий