пятница, 8 октября 2010 г.

Ученые поверили в Бога

Они дружили с самого детства...
...детства человечества, разумеется. В древнем мире наука и религия не толкались локтями, не кричали друг на друга визгливыми голосами: только мы знаем правду, нет, это мы расскажем вам, как было дело!.. В мифах древнего мира природа и космос пронизаны божественным сиянием и силой. Небесный пантеизм ничуть не мешал трезвым наблюдениям за небесами и утонченным математическим вычислениям. К 1400 году до нашей эры китайцы определили, что в году 365 дней; в древней Индии сложилась десятичная система исчисления. Древние греки подарили человечеству Евклидову геометрию, Птолемееву схему солнечной системы и Аристотелеву классификацию живых существ, которая верой и правдой служила биологам до самого Дарвина.

И ни одно из этих достижений не нанесло серьезного урона обстоятельной и исчерпывающей религиозной картине мира. Буддисты, например, вообще не занимались изучением природы, полагая, что она неустойчива, непостоянна и, по существу, иллюзорна. Ислам добился больших успехов в алгебре, геометрии, оптике и философии. Но ученые мусульмане не касались физики -- движения, причинно-следственных связей и так далее. Это осталось в ведении Аллаха и в афоризмах Аристотеля, чьи труды они хранили и затем передали христианам.
Древняя наука не посягала на бастионы религиозного мировоззрения. В принципе, ученые вообще должны были бы поставить памятник религии -- ведь именно религия стала повивальной бабкой экспериментальной науки. Миф о сотворении мира, который предлагала Библия, заставил ученых задуматься: если Вселенная создана разумным богом, то она должна быть разумно и рационально устроена. С другой стороны, Вселенная, созданная из пустоты, из ничего, могла оказаться случайной, неупорядоченной (ведь по большому счету Бог использовал только одну из бесконечного количества возможностей). Вывод прост: нельзя постигнуть законы мироздания одной только силой мысли, логикой или верой. Зато эти законы можно открыть экспериментальным путем. Таким образом, произошло разделение владений науки и религии: первая отвечала на эмпирические вопросы "что?" и "как?", а вторая настойчиво спрашивала "почему?". Наука отвечала за "механизм", а религия -- за "духовность".
Пощечина за доверчивость
Авторитет и власть пришли в царство науки с началом эпохи Просвещения. Равновесие пошатнулось. Великие умы то и дело ставили под сомнение саму идею Бога -- как ненужную. Религия не могла объяснить ни свечение галактик, ни эволюцию живых форм. Когда физика нарисовала картину рождения Вселенной, астроном Карл Саган заключил, что Создатель и вовсе не был нужен -- "ему просто нечего было делать". Наука превратила тайну возникновения жизни в серию биохимических реакций, а сотворение мира -- в судорогу пространства-времени. Неблагодарная наука, выросшая под крылом религии, попыталась "убить" Бога.
Получается и в самом деле не очень красивая история. Религия, не чуя подвоха, поверила науке -- Аристотель в своей "священной географии" посчитал Землю и небесные тела вечными и неподвижными, а средневековые христиане тут же придумали аккуратную геоцентрическую вселенную. И сколько же насмешек и пощечин вытерпели теологи за свою доверчивость! Наука по отношению к религии оказалась тем коварным ухажером, который "поматросил и бросил". Беспокойные ученые, докапываясь до истины, обнаружили, что Земля и другие планеты вращаются вокруг Солнца. А религия, тяжелая на подъем, продолжала отстаивать старую точку зрения (напомним, полученную в подарок от Аристотеля!). Всеми доступными ей методами...
Между прочим, и Коперник, и Галилей, и Кеплер искренне верили в Бога и не считали, что открытые ими законы мироздания ставят под сомнение существование Создателя. Зато теологи придерживались явно другого мнения: Галилея осудила римская инквизиция, а Коперника и Кеплера -- Мартин Лютер. Взгляды ученых противоречили Библии -- человечество оказалось на периферии Вселенной (подумать только, любимое детище Бога заброшено неизвестно куда!), а сам Бог был недвусмысленно отодвинут на дальний план, в неведомые "темные уголки".
Во все последующие столетия научные теории о том, как "устроены небеса", продолжали ограничивать положение и власть бога. "Небесная механика" Исаака Ньютона изобразила Бога изобретателем "механизма" мироздания, который каким-то образом поддерживает работу этой "небесной машины". Каким именно -- неизвестно... Впрочем, теологи с готовностью подхватывали все, даже самые нелепые, предположения ученых, подтверждающие существование Бога. В результате всего этого фигуру Создателя окончательно задвинули туда, куда еще не проник свет научных открытий. А куда еще, извините, его деть?!
Собственно, церковь сама приготовила себе могилку и расстелила парадные ковры для появления современного атеизма. История с Аристотелем не научила теологов уму-разуму: они по-прежнему полагались на науку, ожидая от нее новых открытий (в пользу Бога, конечно же), вместо того чтобы опираться на традиционные источники веры -- интуицию и опыт.
К XVIII веку астроном Пьер Лаплас пришел к выводу, что природа -- вполне самодостаточный механизм. Что касается Бога, то о нем он упомянул в разговоре с императором Наполеоном: "Мне эта гипотеза больше не нужна". Не нужна она была и столетие спустя Дарвину в его эволюционной теории.
Космос несет печать Божию
Прошло несколько веков. Если верно, что история мира движется по спирали, то сейчас мы вернулись на то же место, что и древние греки -- только на несколько витков выше. Сегодня религия и наука уже не смотрят друг на друга искоса и недоверчиво -- они ждут друг от друга помощи. Сегодня никто не удивится, узнав, что какой-нибудь крупный астроном или физик искренне и истово верит в Бога.
В 1981 году в университете Беркли Роберт Джон Рассел -- физик, ставший теологом, -- организовал Центр теологии и естественных наук (в его семинарах принимают участие ученые всего мира); появляются подобные институты при научных центрах по всему миру. Многие приверженцы фундаментальных исследований становятся теологами, пасторами, служителями различных религиозных конфессий.
Почему происходят эти удивительные и еще недавно невероятные превращения из служителей точного знания в служителей веры? В 1977 году нобелевский лауреат физик Стивен Вайнберг сформулировал безысходность и отчаяние попыток естественной науки объяснить мироздание: "Чем дальше и глубже мы охватываем Вселенную законами космологии, тем более бессмысленным и бесцельным кажется ее появление". Астроном Аллан Сандаж говорит: "Я понял, что мир гораздо сложнее того, что можно объяснить научно. Но навела меня на эту мысль именно наука. Понять тайну бытия я могу только через сверхъестественное".
Та самая наука, которая "убила" Бога, возвращает человечеству веру. Физики в недоумении останавливаются перед знаками и приметами того, что космос был "изготовлен и точно настроен" именно для разумной жизни. Будь такие физические постоянные, как сила гравитации, заряд электрона, масса протона хоть чуть-чуть иными -- атомы распадались бы, звезды бы не пылали, а жизнь так никогда и не возникла. Джон Полкингхорн, сделавший выдающуюся карьеру физика в Кембриджском университете, а потом ставший священником-англиканцем, писал: "Как только понимаешь, насколько точно выверены законы, породившие современную Вселенную, возникает мысль: ее появление не могло быть случайным -- за этим стояла какая-то цель".
Рациональность науки на первый взгляд противоречит духовности. Однако новое прочтение естественнонаучных истин может не только не разрушить, но и поддержать веру. Греки разделили длину окружности на диаметр и получили число "пи". Оно впоследствии "выскочило" в уравнениях о поведении атомных частиц, фотонов света и других величин, не имеющих никакой прямой связи с окружностями. Это говорит, по мнению Полкингхорна, о "глубинных внутренних связях, пронизывающих всю Вселенную". Выходит, в законах Космоса присутствует некий интеллект? Собственно, а почему бы и нет? Современные ученые вполне допускают такую мысль.
Даже космология "большого взрыва", не оставившая Богу никаких шансов, сегодня не отрицает наличие предварительного замысла. А теория хаоса, которая объясняет такие сугубо земные процессы, как погода и протекание водопроводного крана, -- не что иное, как способ Создателя общаться с миром. Просто бог выбирает из нескольких возможных вариантов тот, который станет реальностью. И эти божественные поступки не нарушают законов природы.
Большинство ученых по-прежнему оставляют свою веру за пределами своих лабораторий, однако... По прошлогодним данным, 40 процентов американских ученых верят в Бога; причем не просто в некую сверхъестественную силу, присутствующую в мироздании, а именно в божество, к которому можно обратиться с молитвой.
Иисус с точки зрения квантовой физики
Если современная наука перестала отворачиваться от идеи Бога, то и современной теологии стала необходима поддержка науки. Церковь не в состоянии дарить людям душевное равновесие и веру, если она отвергает заслуживающую доверия научную картину мира. Сделать религиозные верования, появившиеся столетия назад, уместными в век атома и ДНК, необходимо, иначе они могут превратиться в анахронизм. Папа Иоанн Павел II регулярно консультируется с "Папской академией наук", где большинство ученых -- не католики. Церковь не может себе позволить роскошь закрывать глаза на реалии сегодняшнего дня.
Вот некоторые из современных теологических теорий, связанных с научными открытиями. Биохимик Артур Пикок, ставший священником, ничего не имеет против теории эволюции. Напротив, он видит в эволюции приметы божественного волеизъявления. Создавая животных, Бог решил ограничить свое всемогущество и всеведение. Случайные мутации и дарвиновский закон естественного отбора, сыгравший на этих "вариациях", стали причиной пышного разнообразия живых видов на Земле. Бог действовал на благо мироздания самоотверженно и смиренно. Как любящий родитель позволяет своему чаду расти свободным и не вмешивается до поры до времени в процесс воспитания, так и Бог позволил миру создавать себя самостоятельно.
Или, например, возьмем сложную христианскую концепцию личности Иисуса, существа божественного, который в то же время был реальным живым человеком. Научная параллель этому парадоксу нашлась, как ни странно, в сфере квантовой физики. В начале века ученые обнаружили, что объекты, ранее считавшиеся частицами, могут вести себя как волны. А свет, который рассматривался как волны, в некоторых экспериментах показал себя потоком частиц. Теперь принято считать, что свет имеет свойства и частиц, и волн; электроны тоже -- одновременно и частицы, и волны. Какое свойство света откроется наблюдателю-человеку, каким своим лицом повернется к нему электрон, зависит от обстоятельств. То же самое происходило и с Иисусом: он был и богом, и человеком одновременно. Подобные научные параллели убеждают многих сомневающихся в том, что "странная христианская идея" совершенно непостижима.
Конечно, маловероятно, что кто-то поверит в Бога благодаря квантовой механике. Но отсутствие разногласий между наукой и религией может стать решающим аргументом и упрочить уже существующую веру. Не исключено, что, подобно феминизму, изменившему некоторые церковные обряды, наука лет через десять станет главным фактором, формирующим мировоззрение простых верующих.
В каком-то смысле наука и религия никогда по-настоящему не примирятся. Возможно, это и не обязательно. Основной "параметр по умолчанию" в науке -- это вечное сомнение; суть религии -- искренняя вера. Но именно глубоко верующие люди и великие ученые стремятся к пониманию мироздания.
Непростое перемирие
800 -- 1000
Исламская империя, где считалось, что астрономия и математика приближают человека к Богу, веками оставалась единственным местом, где хранили и изучали древние греческие и египетские источники.
1268 -- 73
В трудах, основанных на физических открытиях Аристотеля, Фома Аквинский свел воедино научные методы и христианскую идею. Он поставил перед средневековыми учеными цель -- раскрытие божественного плана.
1543
Коперник издал свой трактат "Об обращении небесных сфер". Из него следовало, что Земля движется вокруг Солнца, что противоречило центральному местоположению человека в божественном плане мироздания.
1633
Инквизиция осудила Галилея за распространение учения Коперника вопреки запрету Папы. Его заставили публично отречься и держали под домашним арестом.
1687
Опубликованы "Математические начала натуральной философии" Ньютона, где впервые появился закон всемирного тяготения. Эта гравитационная теория завершила механистическое видение космоса. Ньютон "разрешил" Богу быть лишь первопричиной появления вселенной.
1802
В своей книге "Исследования по организации живых тел" шевалье Ламарк изложил эволюционный взгляд на различные виды животных, возражая тому, что бог создал их неизменяющимися и постоянными.
1842
Ричард Оуэн предположил, что найденные окаменелости животных принадлежат динозаврам. Некоторые видели в этом доказательство эволюционного процесса, другие -- последствия Всемирного потопа.
1859
В "Происхождении видов" Дарвин утверждает, что животные видоизменялись и развивались, и руководил этими изменениями не Бог, а естественный отбор.
1871
Дарвин опубликовал свой труд "Происхождение человека", в котором подорвал библейскую доктрину о его божественной природе. Он утверждал: человечество произошло от приматов.
1905
Джон Уильям Струтт определил возраст скальных пород: 2 миллиарда лет, чем официально опроверг утверждение Джеймса Усшера. Последний еще в 1650 году заявил, что, исходя из Книги Бытия, Вселенная была создана 22 октября 4004 года до нашей эры.
1916
Подрывающая все научные устои теория относительности Альберта Эйнштейна  отвергла ньютоновскую точно выверенную Вселенную. "Наука без религии хрома. Религия без науки слепа", -- скажет Эйнштейн впоследствии.
1925
Джона Скоупса, учителя старших классов из Теннесси, обвинили в судебном порядке в преподавании эволюционной теории. Скоуп, да и весь дарвинизм, были признаны виновными и осуждены.
1948
Джордж Гамов предложил термин "большой взрыв" для описания теории возникновения Вселенной. Вопрос о существовании Создателя остался открытым.
1965
Арно Пенсиас и Роберт Уилсон обнаружили фоновое излучение космоса, их открытие подтверждало схему "большого взрыва". В 1989 году это излучение сфотографировали со спутника.
1992
Папа Иоанн Павел II извинился за то, что Римско-католическая церковь отвергла учение Галилея. Через четыре года он одобрил эволюцию как часть божественного плана.
Юрий БОРЗОВ

Адская жара и райская прохлада: крушение температурного мифа

Скептиков в нашем мире всегда хватало. Из тех, кто придирался к букве Слова Божия, наиболее известны, пожалуй, Марк Твен и Лео Таксиль. Не так давно в полку прибыло: два испанских профессора из университета Сантьяго-де-Компостела -- Хорхе Перес и Хосе Винья -- решили поконкретнее выяснить, что за обстановочка царит в раю и в аду. На чем физики основывали свои расчеты и выводы? Ну, разумеется, они строго придерживались указаний Священного писания! И вот что получилось...
До ада -- рукой подать
В Откровении Иоанна Богослова (21,8) сказано: "Участь боязливых и неверных... быть в озере, горящем огнем и серою". Испанские ученые поверили Слово Божие физикой (термодинамика -- великая сила!): если в империи сатаны плещутся озера из расплавленной серы, то температура окружающей среды (читай: ада) должна соответствовать точке кипения серы (если она будет ниже, сера застынет, если выше -- испарится). То есть понятие "адская жара" соответствует 445 градусам Цельсия.
Тут к хору испанских скептиков присоединяется голос гамбургского профессора геологии Геро Хилмера: раз температура в аду равна 445 градусам, то пресловутый ад должен находиться всего-навсего на глубине 14 километров от поверхности Земли. Именно там располагается геологический слой с подобной температурой, превращающей серу в жидкость. Ай-яй-яй, как же ошибался Галилео Галилей, в 1587 году заявивший, что ад начинается "точно в 405 и 15/22 милях под Иерусалимом"! Что называется, хватил лишку. До ада-то -- рукой подать!.. Так что помните об этом, дорогие читатели, -- и не грешите.
Жарко, Бог меня побери!
В Книге пророка Исайи (30, 260) рай описывается таким образом: "И свет луны будет как свет солнца, а свет солнца будет светлее всемеро, как свет семи дней". Вполне достаточно данных, чтобы высчитать температуру в раю. Надо заметить, что сделано это было еще в 1972 году -- тогда в журнале "Прикладная оптика" появилась сенсационная анонимная статья, где утверждалось, что в раю-то пожарче будет, чем в аду! По подсчетам неизвестных остряков выходило, что в раю должно быть не меньше 798 градусов по Кельвину (на 718 градусов Кельвина во владениях сатаны).
Господа Перес и Винья внесли существенные поправки в райско-адские температурные изыскания неизвестных коллег. Дело в том, что авторы из "Прикладной оптики" истолковали стих Исайи неверно: они решили, что освещение в раю в сорок девять раз ярче, чем на Земле. А испанцы, долго не раздумывая, обратились к епископу Мадрида Еугенио Ромеро Посе -- и тот им разъяснил, что Исайя имел в виду только семикратное увеличение освещенности. Новые данные, уточненные и согласованные с представителем Бога на Земле, испанцы подставили в уравнения закона Стефана-Больцмана. Окончательная температура рая -- 504,5 градуса Кельвина. Отнюдь не райская прохлада, но хотя бы приличия соблюдены -- в гостях у сатаны определенно погорячее...
Честно говоря, с этим самым раем вообще петрушка получается. Воистину, не постичь нам замысел Божий! С одной стороны, температура в раю -- см. выше. С другой стороны (заметьте, исходный пункт -- по-прежнему Книга Исайи), ученые установили, что рай находится примерно на высоте 200 километров над поверхностью Земли (причем расположен он над Ирландией, островом, особо близком Господу). Итак, если рай находится в термосфере, то ситуация такова: число молекул воздуха крайне низко, и эти отдельные молекулы нагреваются Солнцем до бешеной температуры -- а в то же самое время в остальном пространстве рая (практически вакуум) царит звенящий мороз -- минус 197 градусов! Выходит, в раю горячо и холодно одновременно. Неисповедимы пути Господни -- что тут еще скажешь...

0 коммент.:

Отправить комментарий