пятница, 26 ноября 2010 г.

Брат ты мне или не брат?

Парадоксы эволюции. Часть 3

Последователи Дарвина уверяют, что человек, как и все живое на нашей планете, является следствием постепенных улучшений, накопленных бесчисленными поколениями существ, произошедших от примитивных пращуров.
Человек начал победное шествие по планете в образе насекомоядного млекопитающего размером с мышь, вроде сегодняшних землероек. Оно шмыгало под лапами огромных динозавров и лихо уворачивалось от зубов хладнокровных хищников среднего размера. Затем, 65 миллионов лет назад, наступили плохие времена для динозавров. Они исчезли с лица земли, а шустрые насекомоядные за несколько миллионов лет эволюционировали в первых приматов -- просимиан. Правда, нет ни одного свидетельства о существовании промежуточных видов между насекомоядными и просимианами.

Чей нос суше
Самые первые приматы -- лемуры, лори, долгопяты -- доминировали в палеоцене и эоцене, от 65 до 35 миллионов лет назад. Затем началась эпоха олигоцена, и появились первые обезьяны. Которые, как говорят, эволюционировали из просимиан, хотя свидетельств этому до сих пор не найдено. А вот лемуры, лори и долгопяты остались в сущности такими же, какими были 50 миллионов лет назад. Одни виды вымерли, другие видоизменились, но у лемуров и лори до сих пор мокрые носы, а у долгопятов -- сухие. Именно из-за этого считается, что обезьяны, а потом и мы с вами, отпочковались именно от долгопятов.
Хотя появившиеся 35 миллионов лет назад обезьяны на просимиан походили мало. Конечно, у них были некоторые схожие черты. Например, лапы, приспособленные хвататься за ветки, чтобы облегчать движение по деревьям. Однако просимиане цеплялись и прыгали, обезьяны же предпочитали двигаться более плавно, хватаясь лапами за ветки поочередно. Просимиане гораздо более ориентируются на свое обоняние, нежели обезьяны. И этот список различий можно продолжать.
В течение следующих 10 миллионов лет более крупные, сильные и "продвинутые" обезьяны успешно конкурировали с просимианами, доведя некоторых своих предков до вымирания.
Затем, примерно 25 миллионов лет назад, в эпоху миоцена появились первые человекообразные обезьяны, высшие приматы. Так же неожиданно и необъяснимо, как и все другие приматы. И снова наука НАСТАИВАЕТ, что они эволюционировали из обезьян, но -- увы! -- промежуточных видов мы снова не видим. Их просто нет ни в каких ископаемых останках.
А в генах-то мы моложе!..
Вплоть до восьмидесятых годов большинство ученых твердо верили во все это. А потом группа генетиков решила поточнее установить время, когда люди и шимпанзе отделились от гипотетического общего пращура.
Палеонтологи считают, что гипотетическое разделение произошло пять-восемь миллионов лет назад. Этот промежуток слишком широк -- это ненаучно. Его можно сузить, сравнив мутации в митохондриальной ДНК человека.
И ученые отправились собирать образцы ДНК по всему миру. Когда же появились результаты, генетики сами себе поверить не могли. Они вновь и вновь собирали образцы -- результат оставался прежним. Люди появились не пять-восемь миллионов лет, а только около 200 тысяч лет назад.
Дополнительные тесты митохондриальной ДНК и мужской Y-хромосомы показали, что результаты генетиков верны. Так что палеонтологам пришлось их принять. А генетики, чтобы не свергнуть совсем теорию Дарвина, предложили сценарий "бутылочного горлышка". Согласно этому сценарию люди произошли от первобытных предков, ходивших по саваннам Африки пять миллионов лет назад, но 200 тысяч лет назад произошло "нечто", что уничтожило почти всех пралюдей, живших в то время. А нынешнее человечество появилось от считанного числа уцелевших. Чем было таинственное "нечто" -- не ясно, но это дело десятое.
Но люди, точно так же, как окультуренные растения и одомашненные животные, стоят за пределами классической дарвиновской парадигмы. Если люди и обезьяны произошли от общих предков, то почему с тех самых пор мы нисколько не изменились? И почему нет никаких переходных форм?
Сильно подпорченный потомок
Нас приучили не сомневаться в том, что люди являются близкими родственниками других приматов, особенно шимпанзе и горилл. Мы с ними одной крови, разве не так?
Не так. Ну просто все не так.
Кости. Человеческие кости гораздо легче костей приматов. И гораздо легче, чем кости любого "дочеловеческого" предка. Кости питекантропов, синантропов, австралопитеков столь же мощны, как и кости приматов, человеческие -- нет. Такие хрупкие наши косточки -- просто беда.
Мышцы. Человеческие значительно слабее, чем мышцы приматов. Раз в пять-десять. Парадокс -- нам пришлось стать гораздо слабее, чтобы стать "лучше".
Кожа. Человеческая кожа плохо приспособлена к солнечному свету. Только у чернокожей расы значительно больше защитного меланина (темного пигмента). Всем остальным приходится защищать кожу одеждой или тенью.
Волосяной покров. Приматам не нужно беспокоиться о воздействии прямых солнечных лучей, с головы до пят они покрыты шерстью. Поскольку ходят на четырех конечностях, самая толстая шерсть у них на спине, самая редкая -- на груди и животе. Как у прочих четвероногих. У людей нет такого роскошного волосяного покрова, а то, что есть, размещено с точностью до наоборот: наибольшее количество волосяного покрова приходится на грудь и живот, наименьшее -- на спину.
Жир. У людей под кожей в десять раз больше жировых клеток, чем у приматов. Если примат получает глубокую рану, то после того как кровотечение прекращается, края смыкаются друг с другом и рана быстро затягивается. У людей подкожный жир настолько толст, что делает любую рану весьма опасной. Кроме того, наперекор дарвиновской науке, подкожный жир у человека вовсе не является компенсацией потерянного волосяного покрова. Он полезен только в воде, на воздухе чем меньше жира -- тем лучше.
Волосы на голове. У всех приматов волосы на голове отрастают до определенной длины и прекращают расти. У человека они растут и растут. Бесконечно. Поэтому мы вынуждены постоянно стричь волосы. И те, что жили 200 тысяч лет назад, тоже стриглись. Некоторые острые осколки камней, которые палеонтологи считают "орудиями труда" первобытных людей, гораздо более похожи на инструментарий парикмахера.
Ногти. У всех приматов они отрастают до определенной длины и затем прекращают расти -- им никогда не нужно их стричь. Человеку же необходимо постоянно стричь ногти и на руках, и на ногах.
Череп. Человеческий череп не имеет ничего общего с черепом приматов. Разве что основные части те же самые. Но их строение и состав настолько кардинально разнятся, что бесполезны любые попытки сравнения.
Мозг. Здесь разница еще более кардинальна. И говорить, что наш мозг "лучше", нечестно, ведь мозг приматов вполне прилично справляется со своей работой.
Ходьба. Люди ходят на двух ногах, приматы -- на четырех. Хотя могли бы и на двух -- дрессировщики умудряются их убедить в этом.
Речь. Горло человека спроектировано совершенно по-другому. Гортань смещена гораздо ниже, поэтому люди могут разбивать звуки на более мелкие фрагменты (слоги) -- что и лежит в основе человеческой речи. Многолетние работы энтузиастов по обучению приматов речи не дают никаких результатов.
Секс. У самок приматов есть периоды течки -- лишь в это время они спариваются. У женщин нет подобных периодов -- они могут заниматься сексом в любое время.
Хромосомы. Это, пожалуй, самое необъяснимое различие. У приматов 48 хромосом. Люди считают себя выше приматов, а хромосом только 46. Как мы умудрились потерять две полноценные хромосомы с кучей информации на ДНК и при этом стать "выше" приматов? Здесь есть что-то неправильное. Что-то сфабрикованное генетиками.
Генетическая схожесть. Статистика гласит, что геномы человека и шимпанзе, по современным оценкам, на 95 процентов схожи. С гориллой -- почти на 99 процентов. Этот тезис обожают дарвинисты. Кажется, что эволюция и впрямь немного скорректировала свой курс и после горилл и шимпанзе явила Земле венец природы -- хомо сапиенса. Но если учесть, что даже 1 процент от трех миллиардов основных пар человеческого генома составляет внушительную цифру -- 30 миллионов базовых пар...
Этого вполне достаточно для очень серьезных различий...
Генетические нарушения. Как и везде в дикой природе, у приматов относительно мало генетических нарушений. А у людей, напротив, более четырех тысяч генетических расстройств, и до сих пор неизвестно, откуда наш геном приобрел столько болезней. Ни один вид и близко не стоит в этом отношении рядом с нами.
А ведь мы существуем как вид на протяжении "всего лишь" 200 тысяч лет. Откуда же могло взяться такое количество "брака" внутри нас?
Не оттого ли все человечество, от эскимосов до бушменов, страдает от одних и тех же генетических нарушений, что первые представители человечества имели в своем геноме "брак" с самого начала?
Возможно, в ходе генетической манипуляции над первым поколением нашего вида были допущены ошибки, которые так с тех пор и передаются из поколения в поколение.
Валентина БОГОМОЛОВА

0 коммент.:

Отправить комментарий