вторник, 30 ноября 2010 г.

Странное, колючее, живое...


Любой ботаник четко назовет вид, подвид и семейство, к которым относятся эти удивительные создания, но как-то не хочется думать, что кактусы входят в семейство суккулентов и имеют такие же права, как, скажем, крестоцветные, бобовые или пасленовые...
Назвать их одними из... -- язык не поворачивается. И сердце не верит. Они удивительны и ни на что не похожи. Может, семена этой жизни на нашу планету занес солнечный ветер? Хотя бы этой...


Когда европейцы в процессе завоевания Америки впервые наткнулись в безводных и бесплодных землях на мощные, тугие от переполнявших их соков растения с грозными колючками вместо листьев, они были поражены этим чудом, если не причудой, природы. И захотели привезти образцы домой, вместе с другими диковинками. Однако картофель, кукуруза, табак и даже кофе легко пересекли климатические пояса и прижились в новых почвах, а вот кактусы вели себя как инопланетяне. Их не устраивала ни земля, ни вода, ни климат, они болели и гибли в чуждой среде по неизвестным причинам. Может, от тоски...
Только некоторые виды неприхотливых опунций со временем освоили теплые регионы Средиземноморья. Поначалу человек рассаживал кактусы ради съедобных плодов и попросту как декоративную диковину, потом главная роль в этом возлегла на птиц, животных и ветер. Где они раз укоренились, там уж остались навсегда. В Испании, Португалии, на Сицилии и в Греции опунции почувствовали себя как дома, и сегодня придают пейзажу этих стран своеобразный характер.
Остальные виды кактусов приживаться в чужих краях не желали. Тогда за дело взялись селекционеры, и постепенно на подоконниках всех городов и весей Евразии распространились комнатные растения столь разнообразных и причудливых форм, что даже названия их вызывают прилив романтического восторга: Епископская митра, Царица ночи... Оказалось, что для домашнего разведения нет лучшего выбора, чем кактусы и суккуленты. Растения эти стоически переносят недостаток внимания, нерегулярный полив и легкомыслие своих хозяев. Вот только размеры цереуса с подоконника в сотни раз меньше природного. Так ведь и японские бонсаи выращиваются столетиями, а высота взлелеянных сосенок не превышает 20 сантиметров.
Трудами кактусистов в настоящее время создано примерно 300 комнатных разновидностей кактусов. От прочих суккулентов их отличают не колючки на листьях -- они есть и у многих других растений. У истинного кактуса по всему телу расположены маленькие наросты, и колючки, корни и цветки растут именно из них. А у других суккулентов колючки растут прямо из тела растения.
На родине, в Техасе или Мексике, разнообразие кактусов впечатляюще велико -- 2500 видов. Диапазон -- от лилипутов, и в двадцатилетнем возрасте не превышающих в поперечнике сантиметра, до гигантов саванн высотой в пятиэтажный дом. Форма их чрезвычайно причудлива: пушистые белые шары, будто из ваты, стебли с серебристыми волосами, головы в форме ежа, серо-голубые, как бы покрытые инеем... Шипы бывают белые, желтые, красные и черные, как смола, короткие или же длиной до пяди, тонкие, как иглы, и когтеобразные.
Есть кактусы-столбы, кактусы-деревья, кактусы плакучие, как наши ивы, да и цвет имеют совсем не обязательно зеленый. Весь радужный спектр освоили, кроме разве что синих да фиолетовых. И мелово-белые, и огненно-красные, и цвета утренней зари, и угольно-черные. Не говоря уж обо всех оттенках зеленого и коричневого...
А про цветы кактусов вообще надо бы песни петь. Высоким слогом. Дождавшись периода цветения, они покрываются роскошными букетами, из-за которых само растение порой и разглядеть невозможно. Многообразие окраски, формы, размера цветков дополняется их удивительным контрастом с причудливой архитектурой самого растения. Есть маленькие гномики, выбрасывающие над собой ярко-алое знамя цветка, размером раза в три превосходящее само растение. Или беловатый шарик мамиллярии в один день превращается в золотой -- от мелких-премелких желтеньких цветочков, распустившихся вокруг темечка.
Во всей продукции растительного мира едва ли что-нибудь может сравниться с великолепием и нежностью зигокактуса, усыпанного фиолетово-красными цветами. Или цветком Царицы ночи (Selenicereus grandiflorus), белым внутри, оранжевым по краям, с запахом, похожим на аромат ванили. Он открывает свои огромные -- до 30 сантиметров в поперечнике -- цветы теплой летней ночью всего на несколько часов. Прекрасны лобивии, нотокактусы, гимнокалициумы, эхиноцереусы и все-все-все остальные.
Благоговейно любоваться чудом цветения пришельцев можно, рвать цветы для подарка любимым нельзя. Бесполезно. Во-первых, у них нет цветоносов или даже коротеньких ножек. Бутон выбивается прямо из плоти. А кроме того, снятые с отчего растения нежные эти цветы моментально вянут. Даже сияющее лунным светом блюдце Царицы ночи, сорванное, сразу опускает свои нежные лепестки и превращается в грязную тряпицу.
Эти цветы -- не для букетов.
Валентина БОГОМОЛОВА

Что пользы в кактусе?
Для кактусиста вопрос неактуальный, даже оскорбительный. Никто же не интересуется, какая польза от аквариума с тропическими рыбками или от коллекции спичечных коробков. Более красивого зрелища, чем группа цветущих кактусов на подоконнике, не найти.
В странах же, где произрастают вольные кактусы, они нашли в быту применение самое разнообразное -- в качестве строительного материала, пищи для человека и корма для скота, лекарства, ритуальных предметов.
Для строительства издавна применяли и применяют цереусы. Изгороди и заборы из этих растений с большими колючками широко распространены во многих странах Центральной и Южной Америки. Одна проблема -- в колючих зарослях любят гнездиться гремучие змеи.
Высохшую древесину старых цереусов, из которой выкрошились мякоть и кожица, применяют как легкий и прочный материал для столбов, балок и стропил при постройке жилищ. Древесина более мелких кактусов служит для местных кустарей сырьем, из которого они изготовляют экзотические поделки для туристов.
К сожалению, кустари эти не испытывают нехватки материала: мертвых кактусов становится все больше, несмотря на учреждение многочисленных заповедников, путешествующие варвары губят и калечат неисчислимое множество и без того вымирающих видов.
Более всего возмущает именно бессмысленность уничтожения растений. Каждому исследователю приходилось во время экспедиций по безводным местностям срубать старые большие кактусы, чтобы утолить жажду. Ведь съесть мякоть кактуса все равно, что съесть арбуз или огурец. Как и они, кактус содержит в своих тканях от 75 до 90% воды, и этим свойством его постоянно пользовались ковбои и индейцы. Срубив кактус размером с бочонок, путешественник получал влагу для себя и сочный корм для лошади.
В некоторых районах Мексики опунции в очищенном от колючек и изрубленном виде применяют как корм для скота, и местами эти кактусы совершенно истреблены.
Раньше создавались плантации опунций, чтобы разводить на них мохнатую тлю, из которой добывалась кошениль. Теперь рынки завоевали химические красители, кошениль уже не ценится, ликвидированы и плантации.
В наше время некоторые фирмы пытаются использовать кактусы в производстве витаминов, дезодорантов, гормонов, мыла, технического спирта и многого другого.
Вкусно, сытно, малокалорийно
В кактусах мало калорий, почти нет жира, холестерина, много клетчатки, магния, калия и кальция.
Чаще всего в пищу идет опунция с плоскими толстыми стеблями, с грубой кожей и острыми шипами. Ее мясистые стебли мексиканцы называют "нопалитос" и готовят из них супы, жаркое, омлеты.
Собирают стебли, когда они достигают размера человеческой руки, то есть молодые и свежие. Кожица должна быть зеленая и блестящая, а толщина не превышать 1 см. А стебли неовердермании в вареном или печеном виде -- настолько любимое блюдо в Боливии и Парагвае, что в природе этот кактус уже почти перестал встречаться -- съели.
Некоторые виды мелокактуса и эхинокактуса едят засахаренными. Стебли очищают от колючек и кожи, режут на ломти и варят в сиропе из тростникового сахара.
Кроме стеблей, у кактуса едят плоды -- крупные, сочные и ароматные. Их очищают от кожицы, поливают лимонным или лаймовым соком. Или добавляют в салаты, десерты, йогурты и пюре. Иногда из них варят джем, желе, компоты, кладут для цвета и аромата в вино или выжимают сок. Незрелые тушат с мясом в виде рагу.
Лечит и дурманит
Плоды опунции вульгарис получили признание в Европе, где их называют "берберийскими фигами" и употребляют как закрепляющее средство. Мексиканские индейцы издавна используют опунцию в виде лекарства, но не ягоды, которые предпочитают есть на десерт, а стебель и корни. Отвар из корней обладает мочегонными свойствами, а слизистый сок помогает при болезнях печени.
Опыты по изучению целебных свойств алкалоидов, содержащихся в тканях цереусов, эхинокактусов и ариокарпусов, впервые стали проводиться в первой половине XIX века. Теперь сок их применяется как в гомеопатической, так и в аллопатической практике при сердечно-сосудистых заболеваниях.
Наиболее богат алкалоидами редкий эхинокактус лофофора (Lophophora williamsi), содержащий семь основных и три второстепенных алкалоида. Шаманы индейских племен с незапамятных времен знали о сильном и многообразном действии этого кактуса на человека и использовали его. Например, одно из племен лечит лофофорой от укусов змей и скорпионов, другое применяет ее при невралгических болях, третье залечивает раны этим же кактусом, высушенным и истолченным в порошок. Лофофорой лечат спазмы и судороги, останавливают кровотечения. Ее применяют при кишечных и кожных заболеваниях, при гриппе, воспалении легких и туберкулезе.
Самое, пожалуй, неожиданное применение настоя лофофоры нашло племя команчей -- для облегчения тяжелого похмелья.
Но главное -- этот невзрачный на вид и отвратительный на вкус кактус больше интересует индейцев не как целебное растение. Они применяют его как ритуальное опьяняющее и одурманивающее средство. В древности напиток из его сушеных ломтей пили воины перед сражениями, теперь же он позволяет веселящимся индейцам неутомимо плясать всю ночь напролет.
Лофофора не ядовита, ядовитых кактусов вообще нет, но если принять ее в большом количестве, она вызывает зрительные и слуховые галлюцинации и обострение всех ощущений. Человек чувствует себя всемогущим и не ощущает потребности ни в пище, ни в питье, пока длится действие наркотика.
Интересно, что в настоящее время в США лофофора объявлена вне закона, то есть ее нельзя собирать, покупать, продавать, сеять и иметь в своей коллекции кактусов, на что сетуют тамошние кактусисты, регулярно подающие петиции в защиту репрессированного кактуса.
В. Б.

0 коммент.:

Отправить комментарий