среда, 1 июня 2011 г.

Оккупант из Колорадо.


Хроника захвата планеты.
Все беды -- из Америки.
Когда началась массовая миграция населения на Запад, американские пионеры, "гнездясь" на новых территориях, распахивали огромные участки девственной земли, засеивали их привезенными с собой культурами, и в 1844 году в долине реки Колорадо появились первые плантации картофеля.
Словно уважая адский труд переселенцев, вредители урожая не тревожили фермеров целых 10 лет. А в 1855 году полчища невиданных полосатых жуков опустошили картофельные поля в штате Небраска. Но, несмотря на колоссальные потери, случившееся сочли досадным недоразумением, тем более что три последующих года жуки не появлялись. Только на четвертый год они нанесли новый удар -- на сей раз по плантациям соседнего штата Колорадо. Ущерб оказался столь громадным, что жука тут же окрестили колорадским, хотя, по логике, его следовало бы назвать небрасским.

С того времени оккупация Штатов жуком пошла с огромной скоростью -- по 185 километров в год. Он достиг берегов Атлантики, проник с грузом картофеля на корабли, пересек океан и в 1876 году высадился в Европе. А в самих Штатах полосатые рэкетиры контролировали уже более 90% картофельных полей!
Первыми их обнаружили французы, тут же сообщили соседям, и против жуков развернулись настоящие боевые действия. В Германии, например, армейским подразделениям было приказано сжигать зараженные поля по всему периметру государственной границы. Если жукам удавалось прорываться сквозь заградительный огонь, то выжигались и внутренние поля. В итоге покорить Европу жукам не удалось. Еще немного, и они вовсе сгинули бы с глаз европейцев, но им чудовищно повезло: началась Первая мировая война, и, забыв о насекомых, люди принялись уничтожать друг друга. Драгоценное время было упущено, и в 1918 году колорадские "десантники" основательно закрепились на французском плацдарме.
Их число настолько возросло, что с потерями от химических атак фермеров они уже не считались, и потому быстро -- одну за другой -- покорили все страны Западной Европы, за исключением Англии с ее холодными туманами и четко налаженной карантинной службой.
Вторая мировая война тоже поспособствовала увеличению численности жуков, и в конце 40-х годов они предприняли грандиозный поход на Восток. Продвигаясь по ходу преобладающих в летние месяцы ветров, преодолевая все преграды и выдерживая тотальную обработку полей пестицидами, жуки пересекли границу СССР: в 1949 году их обнаружили на Украине. Спустя четыре года -- в Калининградской, Брестской и Гродненской областях, а в жаркие и ветреные дни мая 1958 года из Венгрии и Чехословакии произошел грандиозный налет жуков на Закарпатье.
Портрет в пасленовом интерьере.
Колорадский жук -- один из самых совершенных вредителей урожая, когда-либо созданных фантазией природы. Его уникальная особенность заключается в многообразии форм покоя или диапауз. Обычно у насекомых одна диапауза -- зимняя спячка. У колорадского жука их шесть! Самой коварной является многолетняя диапауза, которая продолжается три-четыре года. Нетрудно понять эмоции фермера, когда он, засеяв поле, на котором жуков не было несколько сезонов подряд, вдруг обнаруживает их в невероятном количестве!
Богатый набор диапауз позволяет жукам не только противостоять капризам погоды, но и чихать на любые химикаты, применяемые людьми. Даже в море они чувствуют себя прекрасно, используя течения в качестве транспортных средств. В 1958 году на литовское и калининградское побережья волны выбросили мириады жуков, прибывших из Польши. Хотя большинство из них утонуло, а выползавших на берег местные колхозники уничтожали днем и ночью, справиться с десантом не удалось. Едва ступив на прибрежный песок и обсохнув, жуки разлетались на соседние поля. А летуны они прекрасные: однажды небольшая стая жуков накрыла палубу корабля, находившегося в 100 милях от берега. Правда, чтобы подняться в воздух, им необходима жаркая погода -- по утрам, вечерам и в пасмурные прохладные дни они предпочитают пешие переходы.
Нипочем жукам и самые суровые зимы: взрослые особи зарываются глубоко в землю и там спокойно пережидают холодное время. С приходом весны покидают зимние квартиры и в течение месяца восстанавливают силы, питаясь молодыми побегами картофеля. Затем приступают к спариванию. Если же спаривание произошло осенью, а такое случается нередко, то весной самки начинают откладывать яйца, не дожидаясь, пока самцы придут в себя после спячки.
За один "родильный" день самка откладывает от 5 до 80 яиц, а за сезон -- до 1000. Во втором поколении ее потомство может составить 250 тысяч особей. В благоприятных же условиях при трех поколениях в год число потомков от одной самки может достичь 80 миллионов! Трудно представить, сколько пестицидов было сброшено на поля. В бесчисленных количествах погибали другие, в том числе и полезные насекомые, а колорадскому жуку -- хоть бы что! К одним химикатам он быстро привыкал, другие игнорировал, а от некоторых пришлось отказаться из-за губительного влияния на окружающую среду и человека. В конце концов, ученые пришли к выводу, что химическая война с жуком по последствиям сравнима с чернобыльской катастрофой.
Отчаяние приводит к генетике.
Между тем давно известен безвредный метод борьбы, который особенно хорошо работает с пришельцами типа колорадского жука. В науке его называют "методом биологического контроля числа вредных насекомых". Надо лишь найти на родине жука его естественных врагов, доставить в Европу и выпустить на поля. Поэтому, когда у химиков опустились руки, за дело взялись биологи, и в Старый Свет потянулись контейнеры с драгоценным грузом -- хищными жуками, клопами и паразитическими мухами. Но, ко всеобщему разочарованию, эффект был далек от ожидаемого: насекомые-"спецназовцы" погибали от морозов, не успев оставить потомства, а жук мгновенно восстанавливал численность, как только выпуски прекращались.
Стало ясно, что для насекомых, мобилизованных на борьбу за европейские урожаи, колорадский жук является лишь одним из возможных блюд. Причем не самым изысканным: накапливая в своем организме соланин (токсическое вещество из молодых побегов), он становится малопривлекательным для большинства птиц и хищных насекомых. Следовательно, нужно разыскать такие виды, которые жить не могут без колорадского "деликатеса". Но едва начались новые поиски, как пришлось решать неожиданно возникшую проблему.
К моменту установления колорадского ига в Европе никто не сомневался, что родиной жука является американский штат Колорадо -- не зря же он получил свое название! Туда и направлялись все экспедиции. Однако американский энтомолог Тауэр доказал, что родина жука -- Сонорская зоогеографическая провинция на севере Мексики. Именно там в изобилии произрастают дикие пасленовые -- "кузены" домашних картофеля, табака и томата, коими привык питаться жук. Именно оттуда он эмигрировал в Штаты, обосновался на восточных склонах Скалистых гор и до поры влачил жалкое существование, пощипывая редкие там растения из семейства пасленовых.
По "наводке" Тауэра действительно удалось отыскать настоящего и самого страшного врага колорадского (или теперь уже сонорского?) жука: им оказался клоп эдовум -- пожиратель яиц. Однако он быстро погибает даже от слабых европейских морозов.
Таким образом, вредителю опять повезло, и чтобы положить конец его бесконечному везению, американцы решили сделать сам картофель невосприимчивым к жуку. Для этого из почвенной бактерии, которая производит смертельное для жука вещество, выделили ген, ответственный за это производство, и ввели его в клетки картофеля. Получился так называемый трансгенный картофель -- ядовитый для жука, но безвредный для других насекомых, животных и человека. Правда, на "ура" такой картофель восприняла лишь половина человечества. Другая половина отказывается употреблять в пищу то, чего не ест даже колорадский жук!
Между плохим и очень плохим.
Поиски естественных врагов колорадских оккупантов не прекращались. И, наконец, их нашли, причем не в Мексике, а в Европе! Ими оказались хорошо известные энтомологам клопы-пикномерусы. Возникает вопрос: "Почему же их раньше не мобилизовали на войну с жуком?". Да потому, что этот клоп был засекречен!
В 1921 году во Франции началась разработка проектов по массовому забросу колорадских жуков на территорию противника. Чуть позже к подобным изысканиям приступили в Англии и Германии. Об эффективности использования жука в качестве биологического оружия говорит тот факт, что островок вблизи шотландского побережья, облюбованный англичанами для испытаний, стал непригодным для жизни на целых 50 лет! Оружием против урожаев, основным компонентом которого был также колорадский жук, активно занимались и в Третьем рейхе, но применить его не успели.
И в наши дни это оружие имеет существенное преимущество перед оружием массового поражения -- последствия его применения будут выглядеть как естественное поражение растений, и у пострадавшей стороны не будет повода для немедленного ответного удара, поскольку определить агрессора практически невозможно. Вот почему исследования пикномеруса, как средства защиты от биоагрессии, были засекречены. Однако планы на монопольное владение клопом рухнули после того, как его обнаружили в России.
Главное отличие нашего клопа от мексиканского в том, что у пикномеруса есть зимняя диапауза, т.е. отложенные самками яйца способны пережить самые лютые морозы. Их можно год хранить в холодильнике, извлекая оттуда по мере необходимости. Яйца настолько живучи, что их распыляют над посевами при помощи авиации, не опасаясь, что вылупившиеся особи разбредутся по соседним лесам: весь сезон клопы проведут на поле и лишь после того, как глубокой осенью отложат яйца, они погибнут.
Пикномерус прекрасно справляется и с другими вредителями, в частности, с бабочкой-капустницей. В общем, у чудо-клопа столько достоинств, его стали так рекламировать, что невольно вспоминаются случаи с другими полезными животными, когда приходилось уже для них срочно подыскивать врагов.
Александр КАЗАКЕВИЧ

0 коммент.:

Отправить комментарий