вторник, 26 июля 2011 г.

Где взять путевку на Байконур?

Неделю назад мы отмечали историческую дату - полвека со времени запуска первого искусственного спутника Земли. 50 лет космической эры очень изменили жизнь человечества. Мы уже не представляем себя без мобильных телефонов, интернета, спутникового телевидения… Но вот попасть в космос, посмотреть на Землю с высоты 400 км по-прежнему могут лишь единицы. За 46 лет, прошедших со дня гагаринского старта, лишь немногим более 400 землян побывали в космическом пространстве, из них 100 -- российские космонавты. Но времена меняются, и космические полеты перестают быть уделом избранных.
И может быть, скоро мы сможем спокойно покупать билет до орбитальной гостиницы или еще куда подальше? Начало космическому туризму уже положено. На Международной космической станции за последние несколько лет побывали пять туристов, собирается в полет шестой... Думаю, многие из нас не отказались бы от увлекательного путешествия в небеса. Однако далеко не у каждого найдутся лишние 23 миллиона долларов: именно столько сегодня стоит "путевка" в космос, да и здоровье не у всех подходящее. Но космический туризм развивается и в другом, "земном" направлении. Сегодня попасть на старт космического корабля на Байконур или в Звездный городок в Центр подготовки космонавтов -- не такая уж несбыточная мечта, туда пускают даже иностранцев. Этим летом на такой экскурсии побывала и я.

Главное, чтобы костюмчик сидел.
Еще каких-то 15-20 лет назад даже местоположение Звездного городка было строго засекречено. А сегодня мы проезжаем КПП с надписью "ЦПК имени Ю.А. Гагарина" в автомобиле космонавта, Героя России Александра Лазуткина безо всяких препятствий. Военные охранники, приветствуя, отдают ему честь.
-- Видишь, с каким почетом тебя встречают, -- шутит Александр. А у меня голова вращается во все стороны: как бы чего не пропустить, все так интересно! Огромные серые корпуса постройки 60-х, утопающие в зелени деревьев. Подъезжаем к круглому зданию, напоминающему бассейн. Так и есть -- бассейн. А точнее -- гидролаборатория, в которой космонавты отрабатывают свои действия во время выхода в открытый космос. Меня снаряжают в скафандр "Орлан", предназначенный для ВКД (внекорабельной деятельности). В этом "костюмчике", который весит в два раза больше меня -- 100 кг -- чувствую себя муравьем, несущим на себе муху. Впрочем, муравей, видимо, сильнее, я в этом скафандре даже руку поднять не смогла. Хорошо, что в космосе он не весит ни грамма, ведь космонавтам приходится работать в нем по 6-8 часов.
В бассейн глубиной 12 метров космонавта, облаченного в скафандр, опускают подъемным краном. Туда же погружают платформу, на которой установлен макет российского сегмента МКС. (В американском космическом центре имени Джонсона в Хьюстоне наши ребята проходят тренировки на их сегменте.) По команде инструктора космонавт, пользуясь различными инструментами, что-то прикручивает, откручивает, состыковывает…
-- После таких гидротренировок ноют все мышцы, болят пальцы, -- признается Александр.
-- Нелегкая у вас работа, -- сочувствую я. Но насколько она нелегкая, по-настоящему понимаю, лишь оказавшись в зале с огромной, 18-метровой центрифугой. "Кресло Кука", на котором вращаются космонавты по 5-10 минут, кажется игрушкой по сравнению с этим головасто-хвостатым чудовищем. Ведь в его "пасти" находится кабина, которая вращается вокруг трех осей и еще движется по окружности. Перегрузки на этой центрифуге достигают 10 g (для сравнения, во время старта и спуска космического корабля они бывают 4-6 g, а наше обычное земное притяжение составляет 0,5 g). Такая экзекуция придумана с целью выявить способность организма космонавта к перегрузкам. Навешивают на него датчики, крутят, а потом смотрят, не остановилось ли сердце. М-да, уже как-то меньше хочется в космический полет…
Стакан воды вместо душа.
После центрифуги едем в самый главный корпус, где находятся тренажеры космических кораблей "Союз" и орбитальной станции "Мир" -- близняшки той самой космической станции, которая 15 лет отлетала вокруг Земли и в 2001-м была "захоронена" на кладбище кораблей в Тихом океане. Ее "сестре" повезло значительно больше: она продолжает трудиться в качестве музейного экспоната.
"Мир" снаружи кажется огромным. Однако внутри здесь немного тесновато. Вдоль стен, за панелями, располагается масса всякой всячины. Рассматриваю содержимое космической аптечки. Чего здесь только нет! На все случаи жизни, даже прибор для забора крови. Космонавтам, кстати, приходится осваивать множество смежных профессий, в том числе и медицинскую. В аптечке никакого хаоса: все строго классифицировано, пронумеровано, составлена картотека.
В служебном модуле два компьютера (лэптопы) и множество всякой техники, обеспечивающей работу станции и систем жизнеобеспечения. Кислород вырабатывает "Электрон", расщепляющий молекулы воды. Есть устройство, удаляющее из воздуха углекислый газ. От них в прямом смысле зависят жизнь и здоровье космонавтов. Ведь проветрить помещение в космосе невозможно.
Все жизненное пространство на станции используется максимально эффективно. Служебный модуль легко превращается в тренажерный зал (стоит лишь достать из пола беговую дорожку или велосипед) или кают-кампанию, где за космическим столом члены экипажа собираются для совместных обедов и ужинов. На столе множество резиночек для закрепления продуктов. Космическая пища довольно разнообразная (рацион тщательно продумывается в Институте медико-биологических проблем), однако в основном сублимированная либо консервированная. Щи и борщи -- в тюбиках, тарелками в космосе не воспользуешься. Хлеб расфасован мелкими кусочками, чтобы его можно было целиком отправлять в рот. Ведь любая крошка в невесомости может стать причиной серьезной травмы.
Верх и низ в космическом пространстве равнозначны, летай, как хочешь. Но для того, чтобы космонавты не теряли ориентацию, на станции существуют привычные пол и потолок.
Каюта космонавта рассмешила своими габаритами. Это такая ниша шириной и глубиной примерно в полметра. Обстановка в "апартаментах" тоже не роскошная: висящий на крючке спальник да зеркало. Многие космонавты жалуются, что в первое время не могут уснуть из-за отсутствия привычного горизонтального положения и кровати.
А вот АСУ (по-нашему - туалетная комната). Работает туалет по принципу пылесоса. Моча перерабатывается в дистиллированную воду, которая затем идет для производства кислорода: чистую воду надо экономить. Кстати, для того, чтобы помыться в невесомости, достаточно всего лишь одного стакана воды. Она растекается по телу, заполняя все неровности. Правда, российские космонавты еще в 70-е годы изобрели космическую баньку -- для души. Куда русский человек без бани!
Приходится космонавтам осваивать и профессию парикмахера -- не летать же полгода лохматым! В космосе любая стрижка -- одно удовольствие, ведь волосы не лежат, а стоят торчком, как колючки у кактуса. Бери машинку и подстригай, как газон. Кстати, здесь тоже не обойтись без пылесоса, а то надышишься.
Корабль со всеми удобствами.
Переходим в следующий зал, где стоят "Союзы" -- транспортные корабли. Какие же они маленькие! Там помещаются только ложементы для троих космонавтов, ну и, разумеется, приборы для управления кораблем. И никаких тебе "удобств". А ведь до стыковки с МКС лететь двое суток… (Кстати, памперсы изобрели вовсе не американцы, а наши, и как раз для "космических" целей). Отсутствие комфорта и тяжелый спуск по баллистической траектории с лихвой компенсируются надежностью корабля. Даже американцы предпочитают летать на наших "Союзах", помня про страшные катастрофы, которые уже дважды за последние 20 лет случались с их шаттлами. Впрочем, сейчас ракетно-космическая корпорация "Энергия" строит новый транспортный корабль, который соединит достоинства российских и американских кораблей: мягкая (самолетная) посадка, большая вместимость и комфорт плюс надежность.
А пока что космонавты отрабатывают все свои действия от предстартовой подготовки и старта до посадки в тренажерах "Союз-ТМА". Единственное отличие тренажера от настоящего корабля -- в отсутствии перегрузок и невесомости.
Наблюдаем, как космонавт в космическом аппарате стыкует корабль с модулем МКС. Инструктор, выполняющий роль ЦУПа, следит за его действиями на экранах мониторов и ведет радиопереговоры. Стыковка - дело тонкое и очень ответственное, здесь чрезвычайно важна точность попадания.
Наша экскурсия заканчивается в космическом баре -- комнате отдыха космонавтов. Очень уютное место, куда забегают те, у кого есть свободная минутка. Космонавты сами заваривают себе кофе или чай, на одном из столов стоит огромное блюдо с печеньем. В углу чей-то баян. Пьем чай с космонавтами… Я даже и мечтать не могла, что когда-нибудь буду сидеть в такой компании -- фантастика!
С грустью уезжаю из Звездного городка. Придется ли еще побывать здесь? Александр Лазуткин обещает организовать образовательный тур и автопробег в Байконур для школьников и студентов. Возглавляемый им Центр космического сотрудничества "Андромеда" проводит экскурсии не только в ЦПК, но и в Центр управления полетами, в РКК "Энергия", где производят космические корабли, к создателям скафандров -- в НПО "Звезда" … Кстати, дарю идею туроператорам: почему бы вам не заняться космическим туризмом и не продавать путевки на Байконур?
Галина ЯКОВЛЕВА

0 коммент.:

Отправить комментарий