пятница, 22 апреля 2011 г.

Не рой другому яму. Рой себе


Солнечный день. Ослепительно радостная полянка далеко за городом. В траве весело подмигивает крупная земляника. Комары пытаются пережужжать кузнечиков. А наши организаторы бойко натягивают тент под деревьями. Мы приехали закапываться. Провести ночь под землей желают четверо. Настя, Марина, Галя и я. Галина отказалась от затеи, как только стало ясно, что копать могилу придется самостоятельно. Подозреваю, что решающим аргументом стали ее роскошные наращенные ногти в дюйм длиной, покрытые замысловатым орнаментом. С такими лопату не больно ухватишь.
Две другие дамы были настроены более чем решительно. Обе молодые, красивые, удачливые. Обе замужем, каждая -- директор фирмы. Но... в жизни их поселилась болезнь монотония. Нынешний уровень они переросли. А куда идти и что искать дальше -- не знают. Тренинг же с закапыванием как раз и призван переворошить наше томное подсознание и извлечь из него на солнышко решение проблемы смысла жизни.
Тренеру помогают два паренька, Вадим и Игорь. Вот и вся компания. Закапыванием наш инструктор увлекается уже несколько лет. Сам он психиатр. Раньше закапывал клиентов-пациентов по одному. А сейчас решил попробовать групповой тренинг, чтобы нам, вылезши из могил, можно было обсудить опыт.


И никто не узнает, где могилка моя
Место для закапывания каждый выбирает сам. Я просто пошла бродить по полю наугад. Заходящее солнце окрашивало левый бок (Евгений рекомендовал лечь головой на север). Комары плыли за мной жужжащим шлейфом. Вы когда-нибудь задумывались, где хотите быть похороненным? Кажется, какая разница. Но раз уж я собралась отрываться назад, хотелось обеспечить себе приятный вид.
Сперва аккуратно срезаем дерн. Я вырубала его ровными квадратиками и оттаскивала в сторону. Подошедший Евгений в шутку заметил, что только женщины так аккуратно складывают кусочки дерна в стороне в первоначальном порядке, словно детальки паззла. Мужчины бросают их как попало.
Мужчины, может, и бросают. Но мы-то Кастанеду (а тренинг изначально заимствован из книг этого американца. Хотя он не единственный, кто вспомнил про этот милый древний обычай. Просто описал вкуснее остальных.) читывали и помним, что перед поврежденной природой надо извиняться. Когда площадка метр на два оголилась от травы, я вздохнула свободно: ну сейчас будет легче -- и с размаху воткнула лопату... Скрежет, скрип, кончик орудия заглубился на пару сантиметров, и земля хрустнула.
Приехали. Да, вы все правильно поняли. Эти холмы состоят из самой чистой красной глины и высококачественных твердых камней. И эти минералы сделали все, чтобы я никогда не забыла копание своей могилы!
Хотя, если поразмыслить, это было даже красиво... Ночь. Редкие зарницы. Костерок из трех веточек дымит, безуспешно отгоняя кровопросцев. И искры летят из-под отчаянных ударов лопаты.
Пять часов ударного труда и бесценная помощь Вадима привели к тому, что нам удалось выковырять в земле прямоугольную яму около метра с третью глубиной. Вот теперь хотелось одного: лечь туда и вырубиться от усталости.

Отряд заметил потерю бойца
В это же время выяснилось, что мы потеряли еще одного участника. Настя облюбовала себе местечко под березками и, едва начав копать, наткнулась на переплетение корней. К огромному разочарованию, ей пришлось бросить. А вот Марина вырыла себе норку почти такой же глубины, как и я.
Евгений говорил, что самый быстрый результат рытья могилы на его памяти -- 2 часа. Самый долгий процесс длился почти сутки -- когда было выбрано место над известняковыми породами. Первоначально питерские психологи (от них-то мода и пошла) вообще заставляли клиентов рыть себе могилы руками.

Возьмем лопаты новые
Процесс закапывания выглядит так: по четырем углам ямы спускают гофрированные трубки для воздуха. На дне сколачиваются 3-4 П-образных упора. Высота их всего около 50 см. Вы бросаете на землю туристическую пенку и забираетесь под эти упоры в спальном мешке. Сверху на упоры кладут доски. Застилают их полиэтиленом. И засыпают доверху землей.
Меня хоронили в дождь. Мелкие капли падали на лицо, пока я наблюдала, как сверху ложатся доски. Зашуршала пленка. Комья глины с мелкими камушками глухо бились о дерево. Это фантастическое ощущение, от которого замирает все внутри.
Темнота под землей такая, что с закрытыми глазами кажется светлее. Звуки наверху становятся все тише, хотя я слышу, как скребут по кучам глины совковые лопаты, слышу голоса.
Я уверяю вас: сильные страхи обязательно сбываются так же, как и сильные желания. Я боялась только одного: что несущая конструкция сломается. Ни темноты. Ни духов. Ни нехватки воздуха. Только этого. Угадайте, что я услышала, оставшись одна? Правильно. "Хрусь-хрусь", -- сказала одна из несущих реек и жизнерадостно прогнулась под изменчивый мир. Единственный случай за все годы!
Меня, конечно, быстро выкопали.
Пока Евгений укреплял конструкцию, я болталась по лагерю, словно разупокоенный вурдалак, и мрачно размышляла, что мысли материальны. Вот Марина боится всяких ползучих тварей -- одна забралась ей в ухо, вторая запуталась в волосах. А меня хоть бы какой жучок потревожил! Я ведь к ним равнодушна... Свято верю, что Гоголя закопали в летаргическом сне. Он так боялся быть похороненным заживо.

Мысли о вечном
Закопали меня снова. Сразу почти вырубилась и пару часов проспала без снов. Но вот когда проснулась...
Темно. Тесно. Чудовищно страшно. Первая волна паники накатила неожиданно.
"Я задохнусь!" -- орал кто-то внутри меня и порывался поколотиться о доски. Желательно головой.
Я бросилась нашаривать трубки. Вдруг они забились землей? Вдруг кто-то наступил и вдавил их в рыхлые кучи глины? Вдруг...
Стоп. Нас учили дышать? Учили. Плавный вдох, без пауз плавный выдох. Вдох. Выдох. Оказывается, у меня зажаты мышцы спины. Расслабили. О, а ведь хорошо!
Страх ушел. В могиле тепло. Воздуха достаточно. Век бы лежала.
Века не вышло. Через пять минут накатывает вторая волна ужаса. "Я дышу сырым воздухом, получу пневмонию и скончаюсь в страшных муках, не дожив до осени!" А-а-а-а.
Стоп, дорогая. Дышим? Дышим. О, спокойствие, ура!
Третий кошмар -- а-а-а-а...
И так не меньше часа. Иногда мне казалось, что страхов нет. Тут так тихо, хорошо. И комары не кусают, не то что наверху. Но подсознание упорно выискивало всякие ужасы. Лично у меня 80 процентов кошмаров было связано с болезнями. Я боялась смертельно простыть, заработать фобию ("Ой, дура я, дура, чего ж я сюда полезла. Меня ж потом армия психиатров не откачает".), задохнуться, отравиться кислородом.
Через час периоды паники стали очень редкими. Появилась возможность о чем-нибудь подумать.

Лопаты детям не игрушки
Закапываться ради острых ощущений или за компанию не советую. Даже у меня, абсолютно здоровой, и то временами сердце стучало в панике. Опасно это. А вот всяким депрессивным и суицидальным типам это то, что доктор прописал. Действенно, как лечение мигрени гильотиной.
Лежа в темноте, я перебирала самые мрачные из популярных песенок: "Мы скоро все умрем" "Гражданской обороны" и "Сплин", и "Би-2", и "Смысловые галлюцинации". Странно, что обычного умиления они у меня не вызвали. Нет, ну не бред ли? Как можно так глупо заигрывать с темой смерти? Ну ничего же нет в ней романтичного!
Правда, оттуда, из могилы, и в жизни не видно ничего романтичного. Я специально пыталась. "А ведь я еще ни разу за границей не была", -- ныл Рефлексирующий (есть у меня в голове такой персонаж). -- "А ну и фиг!" -- отвечал ему Здравомыслец (тоже активный участник внутреннего диалога). "И квартиру неизвестно когда куплю..." - "Ха. Бред какой", -- говорил Здравомыслец. "Опять же, в жизни рутина", -- заводил жалобно Рефлексирующий. На это Здравомыслец фыркал и показывал спину, объясняя, что разговор закончен. Мысли "о будущем" и о смысле жизни рассыпались на отдельные слоги и больше не собирались ни во что осмысленное.
Рефлексирующий внутри заглох. Я осталась в компании реалиста-пофигиста, который дышал, шевелил щупальц... то есть конечностями и радовался, что комарье осталось на земле. Он, как кадавр желудочноудовлетворенный, на будущее не загадывал, о прошлом не кручинился.

Восставшие мертвецы
По-настоящему на землю я стала рваться, когда сработала физиология. Не зря я пила воду, копая землю.
Через десять минут ко мне пришли. Через полчаса откопали. Я вытащила грязный спальник и перемазанный глиной коврик. Выбралась сама и пошла к костру. Марина уже выкопалась.
Выглядела я не хуже восставшего мертвеца. Грязная. Объеденная комарами. Слегка обалдевшая (хотя не знаю, обалдевают ли выкопавшиеся мертвецы). Солнце уже встало. Но туман еще не рассеялся. Участники нашей маленькой экспедиции стали просыпаться и выползать из машин. Кто-то разрезал торт. Есть не хотелось. Мне потом еще сутки есть не хотелось. Но за победу надо. Я обсуждала с Мариной ее опыт. Оказывается, она почти все это время проспала и только во сне видела, что выкапывалась уже три раза. Как меня, ее не трясло.
Вообще, все переносят закапывание по-своему. К кому-то муза приходит. У кого-то депрессия исчезает бесследно. Кого-то озаряет решение застарелой жизненной проблемы.
А я, наверное, теперь могу материализовывать свои мысли. Через день после тренинга я зашла в лифт и подумала: "Вот смешно, если он сейчас застрянет". Лифт немедленно дернулся и застрял. Я сидела в нем, темном, и было мне по фиг, что я опаздываю на встречу. Мне вообще теперь все слегка по фиг...

Инна ВЕРЕВКИНА
Боишься ли ты темноты?
Бороться со страхом смерти стало модно. Психологи книжки пишут типа "Как жить без страха смерти-3" (подразумевается, что есть и первые две части этого бестселлера). А если кто-то говорит, что уж помереть-то ему не страшно, будьте уверены, что в любом приличном обществе в него кинут камень.
Как это не боишься? А покойников боишься? А трупный дух противен? А от моргов передергивает? Значит, страх есть. Хотите тест?
* Боитесь ли вы одиночества?
* Трудно вам прожить без любимого человека или хотя бы друзей?
* Хотите ли вы детей?
* Боитесь ли напрасно потерять время и впустую прожить отпущенные годы?
* Хотите ли, чтобы дни были наполнены действиями и активностью?
Если хоть на что-то вы ответили "да" -- поздравляю, вы боитесь смерти. Потому что все перечисленное -- маски страха смерти.

Смерть бросает вызов
Легенда рассказывает, что в 60-х годах молодой студент-антрополог Карлос Кастанеда отправился в Сонорскую пустыню, дабы изучать лекарственные растения индейцев. Там он встретил индейца дона Хуана Матуса. Тот оказался не просто старикашкой с мерзким чувством юмора, а опытным магом, хранителем знаний древних толтеков. И как раз подыскивал себе ученика.
Десять книг про обучение у дона Хуана сделали автора миллионером и признанным гуру. Толтеки (в изложении талантливого писателя Кастанеды) утверждали, что если должным образом изменить сознание, то смерти можно избежать. Одним из многочисленных условий было избавление от страха смерти.
Только в книгах дон Хуан Кастанеду не закапывал, а забрасывал легкими ветками и чуть присыпал землей. Ужесточить условия тренинга придумали уже россияне.

* * *
"-- Нет, -- сказал он (дон Хуан) убежденно. -- Смерть не является врагом, хотя и кажется им. Смерть не разрушает нас, хотя мы и думаем, что это так.
-- Но если она не является нашим разрушителем, тогда что же она такое? --спросил я.
-- Маги говорят, что смерть является единственным стоящим противником, который у нас есть, -- ответил он. -- Смерть -- это вызов дня нас. Мы все рождены, чтобы принять этот вызов, -- и обычные люди, и маги. Маги знают об этом, обычные люди -- нет.
-- Лично я думаю, дон Хуан, что жизнь, а не смерть является вызовом.
-- Жизнь -- это процесс, посредством которого смерть бросает нам вызов, -- сказал он. -- Смерть является действующей силой, жизнь -- это арена действия. И всякий раз на этой арене только двое противников -- сам человек и его смерть.
-- Я предпочел бы думать, дон Хуан, что именно мы, человеческие существа, являемся теми, кто бросает вызов, -- сказал я.
-- Вовсе нет, -- возразил дон Хуан. -- Мы пассивны. Подумай об этом. Мы действуем только тогда, когда чувствуем давление смерти. Смерть задает темп для наших поступков и чувств и неумолимо подталкивает нас до тех пор, пока не разрушит нас и не выиграет этот поединок, или же пока мы не совершим невозможное и не победим смерть.
Маги побеждают смерть, и смерть признает поражение, позволяя магам стать свободными и навсегда избежать нового вызова".

К. Кастанеда, "Сила безмолвия"

И йоги любят закопаться
Если вам ближе Индия, то вот вам цитата из Мирры Ришар, духовной сподвижницы Шри Ауробиндо: "Одно из самых сильных средств для преодоления страха -- решительно обратиться лицом к тому, чего вы боитесь. Вы оказываетесь лицом к лицу с опасностью и больше не боитесь ее. Страх исчезает. В древних обрядах инициации, особенно в Египте, чтобы практиковать оккультизм, необходимо было полностью избавиться от страха смерти. Один из методов, который практиковали в те времена, заключался в том, что неофита укладывали в саркофаг на несколько дней, словно он умер.
Разумеется, его не оставляли умирать от жажды или удушья, он просто лежал там, как мертвый. Считалось, что это избавит от всех страхов".

И.В.

0 коммент.:

Отправить комментарий