среда, 3 августа 2011 г.

В ритме Тонга.

Стоило мне в детстве прочесть книжку о приключениях русского ученого Миклухо-Маклая на Папуа Новой Гвинее, как мечта о путешествии на тропический остров вцепилась в меня крепко. Что ж, теперь я уверовала: очень сильные мечты когда-нибудь да сбываются.
Королевство Тонга -- архипелаг из 170 тихоокеанских островов, расположенных где-то к северо-востоку от Новой Зеландии. Слово "где-то" как нельзя лучше подходит для объяснения местоположения страны, далекой от туристических маршрутов. У стойки регистрации в московском аэропорту на меня дико глянули и сообщили, что я первый турист, вылетающий на Тонгу, -- по меньшей мере, за последние десять лет. И это неудивительно: слишком уж долог путь до острова на краю Земли. Никаких чартеров (это вам не Карибы), никаких удобных стыковок рейсовых самолетов. От Красноярска до острова Вавау я добиралась ровно неделю, включая дни, проведенные в ожидании следующего рейса в Южной Корее и на Фиджи. Особенно впечатлили два девятичасовых перелета с обилием зон турбулентности -- самолет трясло так, будто мы ехали на тракторе по русской проселочной дороге. Можно было выбрать более удобный и дешевый маршрут -- через Новую Зеландию, но я побоялась волокиты с новозеландской транзитной визой.

Страна восходящего солнца.
До прилета на Тонгу я не знала об этой стране почти ничего. Однако я о ней слышала: когда человечество праздновало миллениум, огромное количество туристов в новогоднюю ночь приехало именно в это королевство: ведь оно первым на земном шаре встречает новый день. Стало быть, Страной восходящего солнца было бы вернее называть именно Тонгу, а не Японию.
А вот что пишут о себе и своей истории сами тонганцы. "Королевство Тонга находится в юго-западной части Тихого океана и состоит из трех групп островов: Тонгатапу, Вавау, Хаапай, а также нескольких десятков маленьких островов. Столица -- Нукуалофа (остров Тонгатапу).
Население страны -- около ста тысяч человек, из них 95% -- тонганцы. Официальные языки -- тонга (тонганский) и английский. Официальная валюта -- паанга или тонганский доллар (один американский доллар равен примерно 1,9 паанга). Государственный строй -- конституционная монархия (реально -- абсолютная монархия, парламент лишь прикрывает практически безграничную власть короля -- А.Г). Монархический строй берет свое начало от Туи Тонга -- наследственной власти вождей, которые управляли страной более тысячи лет назад. Королевством Тонга была объявлена 4 ноября 1875 года, а первым королем стал Сиаоси Тауфахау Тупоу. Имя Сиаоси (Георг) он принял в честь английского короля Георга III при крещении в христианскую веру. Династия Тупоу правит на Тонге и по сей день. Ныне на престоле его королевское высочество Тупоутоа Тупоу V.
Тонга была заселена полинезийцами в V веке, первое же открытие страны европейцами состоялось в 1616 году голландскими мореплавателями. Кстати, мятеж на фрегате "Баунти" (о котором был снят фильм с Энтони Хопкинсом и Мэлом Гибсоном) произошел именно в тонганских водах. 30 апреля 1777 года Тонгу посетил великий исследователь -- капитан Джеймс Кук. В честь этого события на берегу океана, где высадился капитан, был установлен мемориал. Кук назвал Тонга "дружелюбными островами" за теплый прием местных жителей, типичный для Тонги и по сей день, когда гостей встречают улыбками, цветами и песнями.
В 1826 году европейские миссионеры основали на Тонге христианскую церковь. Это стало новым шагом в социальном развитии тонганцев: миссионеры также открыли школы, в которых учили читать и писать. В 1900 году над королевством был установлен английский протекторат. В 1970 году Тонга получила независимость.
Коротко.
Наследный принц Тупоутоа Тупоу V (Сиаоси Тауфаахау Мануматаого Тукуахо Тупоу), который формально руководит страной, королем пока не является. Решение отложить коронацию до 1 августа 2008 года было связано с трагическими событиями в семье.
Будущий король родился 4 мая 1948 года. Учился в колледжах на Тонге и в Австралии. Окончил военную академию в Великобритании. Основал Королевскую школу науки (центр компьютерной грамотности для вооруженных сил страны). Занимается кинематографией и коллекционирует предметы японского искусства. Является автором неопубликованного исторического романа о России. Не женат и не имеет наследника.
Самое интересное в мире -- сам мир.
Конечно, мое путешествие далеко от приключений Миклухо-Маклая. И все же это одно из самых удивительных ощущений -- запечатлевать в памяти живые картинки из разных уголков света. Для всех мечтающих о "живом глобусе" -- тонганский дневник.
3 ноября, суббота.

Добро пожаловать в Королевство Тонга! Плакаты с этой надписью повсюду, так же как и бело-желтые цветы франгипани с нежным ароматом. Здесь, в Южном полушарии, сейчас весна, кругом все цветет и благоухает. Вдоль дороги, ведущей от аэропорта в столицу Нукуалофу, бесконечные плантации кокосовых пальм, плоские кроны деревьев, усыпанные ярко-красными бутонами, буйные тропические заросли, олеандры и снова пальмы. Около деревенек дорогу постоянно перебегают черные хрюшки и курицы. Похоже, въезжаем в столицу -- начинаются ухоженные дома европейского вида, церкви, здания посольств, супермаркеты, китайские магазины. Успеть бы купить продуктов -- завтра воскресенье, а по местным законам работать в этот день запрещено, даже за работу по дому могут арестовать. Воскресенье -- день молитв, это я знаю из интернета. Но неужели вправду все магазины будут закрыты?
Пока распаковываю чемоданы в уютном гэст-хаусе "Калилоа" (что-то наподобие отеля, только убираешь свою комнату сам), на улице быстро темнеет -- в южных краях солнце не задерживается на небе. Опасаясь заблудиться в первый же день, остаюсь дома.
4 ноября, воскресенье.

Ну вот -- так я и знала. Город пуст, закрыты супермаркеты, на дверях кафешек -- замки. Жизнь кипит только у многочисленных церквей -- к ним беспрестанно подъезжают машины, подходят нарядно одетые люди в таовалах (юбках из высушенных листьев пандануса, которые и мужчины, и женщины носят поверх одежды из ткани). А еще, как назло, в понедельник общенациональный праздник -- День Конституции, так что не видать мне опять продуктов, как тонганцам снега. Ладно, попробую поискать кафе, не голодать же два дня.
Хозяин гэст-хауса отправил в какой-то Кофетаун. Пес знает, где это, -- сказал, что в центре города. Карты нет... За 15 минут прохожу весь город с шестью министерствами, Тойота-центром и резиденцией короля. Везде "клозед", причем полный. Сворачиваю на проселочную дорогу в надежде выйти к океану. Иду час, второй -- берега подозрительно нет. Замечаю справа зеленоватую лагуну и иду на берег. Солнце палит со всей полуденной силой, а питьевой воды, коей и было-то с собой всего граммов 200, в бутылке осталось на пару глотков. У лагуны -- тихий двухэтажный отель и двое печальных интуристов. Спрашиваю на всякий случай: "Вы не знаете, можно ли поесть где-нибудь поблизости?" "Сегодня воскресенье, -- грустно изрекает интурист. -- Жизнь останавливается. Мы такси до аэропорта уже час ждем". Желаю им удачи и бреду назад к "главной" дороге, чтобы поймать машину. Наконец, передо мной останавливается авто, которым управляет пожилая тонганка. Прошу ее довезти меня до города. "Я только что из церкви, -- сообщает та. -- Еду домой, но могу подвезти до дороги, которая идет по океану. По ней вы легко дойдете до центра Нукуалофы". Спасибо ей! Прямо у океана -- La terraza. Итальянский ресторан. Opened! Вода в запотевших от холода бокалах! И спагетти с беконом такие вкусные... Особенно если учесть, что это первое принятие пищи за последние 24 часа. Плохо, что здесь не принимают американские доллары. На обед ушли все 22 паанга. На что будем питаться завтра, товарищи?..
Очень хочется искупаться в океане. Да уж, не думала, что на острове, со всех сторон окруженном водой, может не быть пляжей! Вернее, они есть, но где-то на другом конце острова, в пятнадцати километрах ходьбы под палящим солнцем. А напротив центра города только глубоко вдающийся в сушу залив с мысом из пористых магматических камней, и к воде не спуститься. Правда, местные ныряют прямо с мыса -- но сегодня там барахтаются только дети, потому что купаться по воскресеньям тоже не принято.
И все же я нашла некое подобие пляжа. За портом -- небольшая бухточка, где есть спуск к берегу. На камнях дремлют зеленоватые крабики, а крошечные моллюски затаскивают свои раковины в расщелины между пористыми глыбами. У горизонта -- целая куча пальмовых островков: мал мала меньше. Бултыхаюсь в воду прямо в шортах и футболке -- все местные плавают здесь именно в такой одежде. Появляться в купальнике разрешается только на пляжах при отелях -- иностранцев это тоже касается. Вода у рифа теплая, но как раз до той температуры, которая оставляет ощущение свежести. Подо мной -- аквариум. Вон тех полосатых рыб я видела на выставке морских обитателей, так же как и ту парочку с вытянутыми желтыми рылами.
Одежда долго не сохнет, но оттого, что она мокрая, еще приятнее. С океана веет легкий бриз, и так здорово бродить босыми ногами по теплым камням мыса и глядеть на белые корабли на горизонте. Только вот солнышко разрисовало меня славно: за полдня сожгло всю кожу на руках и лице.
К вечеру набредаю на еще одно открытое кафе на берегу океана с хозяином-австралийцем (стало быть, иностранцам разрешено кормить туристов даже по воскресеньям). Цены здесь ниже, чем в итальянском ресторане: за шашлык из цыпленка, салат и бутылочку "Карлсберг" всего 19 паангов -- около 10 долларов. Приняли мои "зеленые", осталось еще 11 паангов на завтрашний день. Немного, но на бананы и бутылку воды хватит, переживу.
Здесь такие красивые закаты... Золотое солнце тихо уплывает за горизонт, и тогда в кафешке выключают электрические фонари и приносят на каждый столик свечи.
Домой идти далековато, а темнота вокруг -- хоть глаз выколи! Но на темном небе рассыпаны тысячи звезд, и это удивительное зрелище. А у дороги -- там, где фонари, -- хохочут и бегают дети, кто-то играет на гитаре, а когда проходишь мимо, все улыбаются и дружно приветствуют: "Мало э лелей!"
5 ноября, понедельник.

После долгого перелета мои биоритмы окончательно запутались: второй день просыпаюсь в три утра и долго не могу уснуть -- слушаю стрекот цикад в саду и протяжные крики ночной птицы. А в пять утра по всему острову разносятся вопли петухов и церковный звон нескольких десятков колоколов. Здесь просто немыслимое количество христианских церквей: пятидесятников, служителей Иеговы, адвентистов Седьмого дня, есть Свободная и Конституционная церкви Тонги и т.д. и т.п. Впрочем, православной нет.
Сегодня, как и вчера, все охотно выполняют королевское повеление отдыхать. После обеденной молитвы вдоль берега выстраиваются автомобили, рядом расстилаются циновки, на которые усаживаются семейства с кастрюльками и тарелками. Пожилые тонганки держат на руках малышей, молодые раскладывают еду. После пикника все ложатся на циновки и мирно спят в тени деревьев.
Кстати, о деревьях... До приезда на Тонгу я читала, конечно, что следует остерегаться ходить под пальмами, но вспомнила об этом только тогда, когда прямо мне под ноги бабахнул огромный кокос. Черепно-мозговые кокосовые травмы -- довольно частое местное явление.
После обеда в городе открылось множество китайских лавочек, где мне удалось-таки купить на обед консервированной макрели и белоснежного хлеба. Хлеб здесь стряпают каждый день -- невероятно вкусный и легкий, почти невесомый. Еду мы разделили пополам с собакой-мамой, которая уселась с жалостливым видом у лавочки на берегу. Бродячих собак здесь немного, и едят они все подряд: рыбу, хлеб, бананы, кокосы и ананасы, соперничая с вездесущими черными хрюшками.
6 ноября, вторник.

Наконец-то удалось купить билет на самолет до Вавау -- правда, остались только на пятницу. Можно было бы добраться до острова морским путем, но мне отсоветовали: плыть полтора дня на старом баркасе, сидя на палубе, не столь романтично, как может показаться. Впрочем, однажды я, наверное, решусь на подобное -- вот только запасусь имбирем (испытанное средство моряков против морской болезни).
На обед -- снова консервированная макрель. У лавочки меня уже ждут: моя старая знакомая псина, да не одна, а с бойфрендом! Пришлось накормить обоих. Чую, завтра они приведут еще и своих щенят...
После обеда иду бродить по городу и натыкаюсь -- вот счастье-то! -- на кондитерский магазин! Песочное пирожное с повидлом довольно вкусное, но слишком уж сладкое. Это из-за тростникового сахара -- он слаще привычного свекольного, и не белый, а коричневый.
Рядом с кондитерской -- большой рынок Таламаху. Продают овощи, фрукты и сувениры: плетеные сумки из пандануса, местную ткань из коры бумажного дерева -- тапу, фигурки из дерева, кости и ракушек. Особенной популярностью среди туристов пользуются фигурки и рисунки китов, ведь с мая по ноябрь к берегам Тонги приплывают киты-самки, чтобы произвести на свет детенышей. И это королевство -- единственное в мире, где еще разрешают спускаться из лодок в океан и плавать рядом с китами. Правда, в последнее время правила ужесточились, чтобы меньше беспокоить этих удивительных животных.
Еще одни удивительные животные, живущие в тонганском тропическом раю, -- тараканы. Удивительны они своими размерами -- раз этак в пять больше наших сибирских, чем вгоняли меня поначалу в первобытный ужас. Кстати, в первый же вечер я обнаружила таракана-подростка в душе гэст-хауса. Пыталась его утопить, но он выбрался. Что ж, в конце концов, это я у него в гостях, а не наоборот. Теперь я уже с ним здороваюсь, стараюсь не сильно беспокоить водой, он подрастает у меня на глазах...
7 ноября, среда.

Отправляюсь на поиски океанского пляжа. На карте, купленной в книжном магазинчике, ближайший пляж обозначен возле деревни Коловаи. И вроде бы туда ходит автобус, на котором должно быть написано "Hihifo".
Минут через сорок загружаюсь в автобус -- едут в нем в основном школьницы, возвращающиеся из городских школ. Туристы предпочитают добираться до пляжей на такси. Остановок, по-видимому, нет -- автобус тормозит по звонку пассажира. Через салон вдоль окошек протянута веревка, которую нужно дергать, если хочешь выйти. Минут через сорок вижу дорожный знак: "Велкам ту Коловаи" и дергаю за веревочку.
Деревня -- маленький клон города: церкви, китайские лавочки, дома, крытые листовым железом или тростником. Почти у каждого дома -- автомобиль, причем каждый третий из них -- джип. Впрочем, только такая машина и может проехать по неглавным лесным тропам, когда их размывают тропические ливни.
На карте указана только одна дорога, которая должна привести к океану, поэтому без тени сомнения ступаю на ближайшую, идущую налево. Солнце в зените, тень от зонтика точно под ногами (кстати, вечная ему память -- купленный с утра в китайском магазине, к вечеру он уже приказал долго жить). Вдоль дороги -- плантации кокосовых пальм и ананасов, крестьяне дружно здороваются. Через полчаса дорога раздваивается. Сворачиваю на левую, асфальтовую. У дороги стоит какой-то навес, откуда выбегает местный парень в рубашке и шортах: "Чем могу вам помочь?" "Да вот, пляж ищу..." "Это вам нужно на другую дорогу. Здесь находятся дома семьи его величества". Ага, значит, у развилки нужно было свернуть направо. Иду назад и сворачиваю. Минут через пять меня догоняет все тот же запыхавшийся королевский страж. "Не на эту дорогу, на следующую! Здесь тоже дома его величества. Давайте я вас провожу!"
Идем через джунгли почти звериными тропами. Над головой свисают лианы, в зарослях вспархивают краснокрылые пташки. Между двумя пальмами натянута паучья сеть, в центре которой сидит паук размером с кулак. Идем пятнадцать минут, двадцать... Беседуем. Оказывается, в тех резиденциях живет не сам король, а его племянник. Вот интересно, а охранник у них один? Накажут еще, если заметят его отсутствие... "Может, вы мне дорогу покажете, а я сама дойду, чтобы не отнимать у вас время?" -- вежливо интересуюсь я. "Не беспокойтесь, я ведь солдат!" -- гордо отвечает попутчик. Минут через пять джунгли расступаются и показывается широкая дорога. "В ее конце -- курорт "Добрый самаритянин" и пляж", -- улыбается мой провожатый. Благодарю и спешу по дороге. Океан!..
Да, это настоящий океанский пляж. Песок на берегу не белый и не желтый, а сероватый, как крупная соль. И синий-синий океан, с белыми бурунами волн -- вот только почему-то не у берега, а метрах в трехстах от него. Исследую это незнакомое для меня явление: оказывается, островной берег окружает по меньшей мере триста метров мелководья -- риф. Купаться на рифе сложно: воды по колено, в прилив чуть выше. Зато какая красота: шагаешь по песчаному дну, как по огромному аквариуму! Под кристально прозрачной водой колышутся водоросли, дно усыпано ракушками, полипами, живыми кораллами разных цветов, а среди них раскинули свои щупальца синие морские звезды и плавают яркие мальки.
Алена ГРУДНИЦКАЯ

0 коммент.:

Отправить комментарий